patent Театральная Беларусь — Анонсы

ВАША НОВОСТЬ


Если Вы знаете театральную новость,
которой нет у нас, пожалуйста,
напишите нам

Кто на сайте

Сейчас 28 гостей онлайн

Театральная Беларусь — Анонсы


«Роден», «Клоп». 25.01.13 PDF Печать E-mail
Блоги - Блоги
Автор: Aldonsa   
26.01.2013 10:55

«Роден»

Более всего впечатлила кажущаяся легкость. Танцовщики вроде ничего не делают, и то же время понятно, что движений очень  много и все не так просто. Оказалось, что восприятие, настроенное на более привычный широкий стиль, сопротивляется обилию мелких деталей и пластических нюансов, которые так и грозят слиться в однообразную картинку.

И вот тут, если проявить упорство в борьбе с собственным восприятием, и начинается то самое «все не так просто»: восторг от изобретательности поддержек, когда балерина вдруг оказывается в воздухе или кажется скользит туда неизвестно под действием каких сил; от музыкальности хореографа, который слышит каждую ноту, а с движением связывает только самые главные из них; огромное количество нюансов, которые хореограф видит в любовных отношениях и которые, не упуская ничего, может высказать на языке танца; наконец, единство именно импрессионистического ощущения (пусть даже и на музыку Берга), когда детали ускользают, а общее настроение остается. С другой стороны, не нужно много усилий, чтобы понять как время и идеология редактировали якобсоновские  миниатюры. Сегодня некоторые детали, призванные быть чувственными, выглядят больше наивными. Возможно, потому, что мы и не такое видели).

 
«Князь Игорь», 20.12.12 PDF Печать E-mail
Блоги - Блоги
Автор: Aldonsa   
22.12.2012 18:05

Постановке 15 лет и никакая новая редакция этого скрыть не способна. Способен на чудо оказался лишь Андрей Валентий в прологе. Вот уж где был герой — с первого появления и до самого финала только и оставалось, что следить за тем, что происходит с Галицким. У нас просто не было выбора. Бессмысленно-издевательская жестокость к пленным, замаскированная под патриотизм, хамское небрежение к ритуалам (какое крестное знамение!), панибратство с Владимиром Игоревичем (видимо, с сальными шуточками и неуместными комментариями, судя по реакции собеседника) и непоколебимая уверенность в собственной маскулинности (взять хотя бы отнюдь недвусмысленные руки на плечах у Ярославны после фразы Игоря «Тебе, как брату, ее я поручаю», да и предыдущие смотрины в стайке девушек как бы намекают). Во второй сцене все было не так захватывающе — видимо, вокальные обязанности отвлекли. Но широкий жест с разбрасыванием денег выглядел чрезвычайно эффектно. В сцене с Ярославной стало ясно, что Галицкий не просто проходимец, а проходимец опасный. И «ухаживания» выглядели опасно при видимой легкости, а иногда даже о сознательной клоунской маске («На свете девок много / Нельзя же всех мне знать!»). В этом свете немного странно-ровной была реакция княгини: будем считать, что она просто оторопела от такой наглости.

Андрею Валентию — тысяча раз БРАВО!

 Огромнейшая благодарность в адрес хора ))

Юрий Нечаев (Игорь) не впечатлил совершенно. Статичность, в которой не увидишь ни капли драматизма (в знаменитой-то арии!) да скупые жесты, вроде указательного пальца в небо, плюс что-то из ельцинского репертуара.

Зато впечатлил Кончак (Михал Казаков). Значительный, жестокий, стратег, способный на подлость деспот. И замечательное сценическое присутствие в половецких плясках: комментарии на ушко для Князя Игоря — и кажется любая будет извлечена из стана танцующих и передана в вечное пользование.

Понравился Эдуард Мартынюк, а Ярославна Нины Шарубиной оставила равнодушной.

Оркестр был, мягко говоря не на высоте. Особенно медь. Несбалансированностью звучания отличился дирижер.

Возвращаясь к самой постановке: ей 15 лет, возобновление новых сил не придало сил. Если только целью возобновления не была покупка фиолетовой ночнушки Владимиру Игоревичу. Если ночнушка, то цель конечно достигнута — пышность оформления пижамы впечатляет по-настоящему.

Решение некоторых сцен тоже показалось странным. Например зачем девушки спортивно перетягивают Ярославну, напевая в такт «Мы к тебе, княгиня/Мы к тебе, родная». Или пластические страдания на авансцене.

Про танцы не могу сказать ничего хорошего. Некоторым танцовщикам вообще на сцену выходить не стоит в таком отсутствии формы.

Вообще, все это выглядело как временный вариант. Условное сценографическое решение, условное не в смысле «так задумано», а в смысле «по финансовым возможностям». И эти проекции на задник самая удивительная из которых кони в половецких сценах — еще немного и получились бы «Вести», и хоругви, и сборные костюмы.

 

 
«Зигфрид», 18.12.12 PDF Печать E-mail
Блоги - Блоги
Автор: Aldonsa   
19.12.2012 01:00

«Зигфрид» понравился необычайно. В чем громадная заслуга солистов. Та свобода с которой они сочетали сложнейшего в вокальном отношении Вагнера с не менее сложным физическим действием не может не восхищать. Мой фаворит здесь Красимир Динев (Миме). И преклоняюсь перед Костадином Адреевым — теперь я точно знаю, что петь Вагнера это подвиг.

Дамы понравились гораздо меньше. Брунгильда (Баясгалан Дашням) была очень скована в отношениях с наклонным полукругом по которому ей приходилось перемещаться, а Эрда (Благовеста Мекки-Цветкова) показалась и вовсе неубедительной.

Что до самого действа, то мне очень импонирует выбранный художником стиль. Что-то от любимого мной русского авангарда плюс немножко лобового наива, про который ясно, что это сознательный наив и все несерьезно (вроде игр с надувной планетой, огромного плюшевого медведя или птички на трапеции). Единственное, что хотелось бы не таких дешевых материалов (ткани, например, или то как выглядит щит Зигфрида). Третье действие показалось затянутым, несмотря на попытки разбавить диалог перебежками по декорациям.

 Оркестр был прекрасен вместе с дирижером.

 
Вечер балета. 28.11.2012 PDF Печать E-mail
Блоги - Блоги
Автор: Aldonsa   
29.11.2012 14:18

Балет Уэльса оказался компанией несерьезной, что было вполне ожидаемо. Несерьезной не потому, что постановка поражала каким-то особенным юмором, а потому, что выглядела менее чем самодеятельно. Хотя юмор, несомненно предполагался. Присутствующие сразу включились в игру «угадайте виды спорта» и по залу то и дело пробегал дружный шепоток: «о, бокс» или «а! синхронное плавание». Что до юмора на котором настаивала программка, то могу отметить только боксеров, в разгар боя сошедшихся в обаятельном медленном танце. Хотя начиналось все довольно приятно: бег мешках, перенеси яйцо в ложке и другие народные забавы, так и грозящие перейти в олимпийские дисциплины. Олимпийский парад сопровождало «Болеро» Равеля. Конечно, увидев в программке «музыка Равеля», я заподозрила неладное, но постаралась спрятать эту мысль поглубже. С тем же успехом все происходящее можно было сопроводить метрономом или сыграть «в траве сидел кузнечик» - это я к тому, что выбор музыки остался загадкой. Продолжая надеяться на лучшее, я ждала какого-нибудь веселого выверта к кульминации знаменитого крещендо. Вроде того, что под равелевские раскаты танцовщики изобразят гольф, например, или шахматы. Ничего подобного. Скучная последовательность с вполне ожидаемым закольцованным финалом. Кроме Олимпиады, программка обещала пару слов за бриллиантовый юбилей, но я, видимо, слишком увлеклась видами спорта и намек на королеву пропустила. Или они просто не смогли договориться с Дэниэлом Крейгом ))
Лучшей частью постановки стали поклоны. Точнее, событие, которое может даже стать отправной точкой для какого-нибудь антропологического исследования. Событие такое: одна из танцовщиц усердно пыталась утянуть с собой скромную клумбочку, которую вынесли «от национального академического» )) Интересно, как ей потом объяснили значение клумбочки?

 
«Серенада», «Шехеразада» 06.07.2012 PDF Печать E-mail
Блоги - Блоги
Автор: Aldonsa   
07.10.2012 15:43

Само появление «Серенады» на нашей сцене – уже праздник. Видеть в программке © The George Balanchin  Trust – именины сердца. Ничто так не радует балетоманский глаз как наличие в родном театре другой хореографии. За это всем вдохновителям, авторам идеи, постановщикам и исполнителям – огромнейшее спасибо. После чего – о грустном. Многолетнее сидение труппы на жесткой диете, когда Елизарьева подавали горячим, а классику, вроде Мариуса Ивановича, – холодной, дало о себе знать. Лучшая вчерашняя исполнительница Ольга Гайко станцевала ровно то, о чем сказала в телевизионном интервью – Баланчина как классику. Со своими невероятными линиями и отрешенностью она была ближе всего к тому, что у Баланчина описано как танец при луне или к тому, чтобы сделать сюжетом музыку Серенады.

 

Кордебалет очень старался, но работа выглядела совершенно сырой. Разная комплекция и разный рост наших дам портил картину визуальную. Разные понятия о том, когда же все таки вступать и каков же все-таки пресловутый баланчиновский стиль портили картину хореографическую, добавляя сюда изрядную долю асинхрона и некоторую неразбериху. В этом свете очень странно выглядел выбор исполнителей. Высокий Денис Климук и невысокая Анна Фокина не просто не гармонировали друг с другом, а иногда даже мешали друг другу в танце. Тоже можно сказать и о пятерке девушек. Точное решение о том, каким должно быть выражение лица, тоже не было принято. Кто-то улыбался, кто-то страдал, кто вспомнил о жизели и изображал обманутую невесту в потустороннем мире.

У «Серенады» теперь два пути: или все окончательно  развалится без опытного репетиторского глаза, публика будет скучать и не понимать, после чего «Серенаду» тихо снимут, или все дружно доучат, проникнутся и будет у нас замечательный спектакль. Хочется второго :)

Очень понравилась работа Вячеслава Волича

Шехерезада

Теперь я смело могу дополнить известную поговорку. Мой вариант: от тюрьмы, от сумы и от лиепа не зарекайся. Была мысль не оставаться на второе отделение. Но то ли дождь помешал, то ли я подсознательно нуждалась в подкреплении моих впечатлений, чтобы с полным правом участвовать в любом диалоге (Не любите?-Нет- Вживую видели?- Нет). Теперь – видела. И очень об этом пожалела. И вообще – театр мне должен. Во-первых, за 40-минутный антракт, во-вторых, за то, что я 40 минут смотрела на то, как люди трогают друг друга под музыку Римского-Корсакова. Антракт был интереснее. Ума не приложу как на такие вещи можно тратить такие деньги. Лучше бы Жизель сделали аккуратнее.

 
«Cівая легенда», 09.09.2012 PDF Печать E-mail
Блоги - Блоги
Автор: Aldonsa   
10.09.2012 18:48

«Сівая легенда» написана в 70-е. И это первое, что замечаешь уже из увертюры. Так и мелькают перед мысленным взором все столпы нашей музыкальной мысли, знакомые все больше по хрестоматиям: оркестровые приемы, эксперименты с формой — все оттуда как не крути. К моему величайшему сожалению, испытание временем музыка не прошла. Не теряет блеска только ария Кизгайлы из тех же хрестоматий. У меня, например,есть запись этой арии в исполнении Аркадия Савченко :)

Что до режиссерского решения, то оно смотрибельно, но прямо скажем — не прорыв. Вот например, Михаил Панджавидзе любит горячие сцены, но они не отвечают ему взаимностью. Все это так беспомощно, что даже неудобно. Дама непременно наваливается на кавалера, изображая при этом дешевую кошечку, а действия кавалера остаются на усмотрение певца. Вот вчера Станислав Трифонов, например, тяжело дышал и пытался придать страстный вид своей спине. А Оксана Якушевич демонстрировала какие-то навыки стрип денса. Когда она приняла характерную позу у очага, мне даже на мгновение привиделся шест, но не случилось, к счастью.

Или почему вот Любка разгуливает по замку в одном дезабилье? Неудивительно, что мужичье на нее бросается. Возможно, что это претензия больше к художнику по костюмам.

Из того, что несомненно понравилось — незамедлительное мародерство победивших мужиков в первом акте и моральное разложение их же во втором. Хороша сцена в библиотеке с явно читающимися в сжатых за спиной руках колебаниями Романа.

Еще понравилась зрелищная сцена казни. Напряженная, страшная — как и собственно вся история, если разобраться.

Немного однообразно выглядели действия слуг в первой картине — егерь (или кто он там) бесконечно скобливший то ушко, то пятачок лежавшей слева скотинки и другие слуги сновавшие туда-сюда и ка-то не сильно озабоченные тем, зачем они это делают.

В режиссерском предисловии прослеживалась мысль о том, что все стороны одинаково виноваты и на ком крови больше еще большой вопрос. В спектакле мысль эта потерялась за мелодраматизмом рыданий Романа над тем умерщвленного Кизгайлы. И за карикатурностью католического священника, и за полуобменом нательными крестами. Единственное, что выглядело по-настоящему пугающе — попойка наемников. Безжалостная банда, где убийство вещь самая обыденная и где нет ничего такого, чего нельзя было бы купить за деньги. Зверь как самый востребованный вид хомо сапиенс — ключевая фигура времени.

Возвращаясь к теме нательных крестов и вообще религиозной составляющей. Вполне в духе событий разная религиозная принадлежность враждующих сторон: крестные знамения в разные стороны, колебания Кизгайлы при выборе способа помолиться и даже замена «неправильного» креста на «правильный». Но. Это вторично по отношению к проблеме нарушения кодекса поведения, который позволил себе Роман намереваясь жениться на холопке, во-первых, и развязав междоусобицу во-вторых. И если в первом случае он действовал в любовном ослеплении, то второй легко ставит его близехонько к тем самым пугающим наемникам. Потому как кодекс поведения не знает полутонов. Равно как религиозные противоречия : и православные, и католики вешали одинаково успешно, и униаты вешали, поэтому уклон в отрицательные стороны католицизма у авторов считаю надуманным и неоправданным. Не буду здесь сравнивать с тем, как вопросы эти решает в повести Короткевич — это, как говорится, совсем другая история.

Кроме дезабелье Любки (это я про костюмы уже) как всегда смутила обувь. Балетки — это то, что есть в гардеробе каждого театрального крестьянина, я знаю, но нельзя ли их как-нибудь маскировать под лапти? Или раскулачить самых богатых, отобрав у них сандалии?

Из всех нарядов Любки наиболее уместным был последний. Вроде как наиболее отражающий ту неопределенную старину о которой идет речь (пусть будет 17 век или около того). Неудачно выглядел Роман во втором акте — ткань потяжелее, возможно, решила бы эту проблему, а так костюм получился состоящим из двух неравных частей.

Порадовало как работает на зрелищную часть сценическая механика: слаженно у них там все функционирует. Не знаю задумывалось ли это авторами, но толстые веревки в библиотеке сразу вызывают подозрения, что будет виселица. Интересно, должен их видеть зритель или нет.

Очень понравился свет.

Сценография хороша. Особенно хороша библиотека с мрачными Радзивилами на портретах. Вся эта тяжелая мебель, мрачные переходы — и тень Любки в первом действии. Очень нужные визуальные образы.

Не понравилось однообразие батальных проекций на закрытом занавесе и открывающий титр «Сівая легенда»как-то киношно выглядело.

В общем, из двух действий больше впечатлило первое. Нельзя сказать, что во втором были провисающие моменты или что-то в этом роде, но для меня финал перечеркнул все его имеющиеся достоинства. Нечто а ля сермяжная правда, искомая легендарным Вассисуалием Лоханкиным, смешанное с вопиющим православием Петра и Февронии — увольте, но по мне, это не для сцены  и никак не возносит мою нуждающуюся духовность к горним высотам настоящей любви.

Исполнители сделали все, что было в их силах. А Станислав Трифонов — еще больше. Ах, какой Кизгайло — многомерный, интересный! Чудовищно жалко, что его так рано умертвили. Он бы мог еще каких-нибудь душевных метаний воплотить. И блестяще воплотить. Оксана Якушевич смутила аффектацией, а Сергей Франковский и Анастасия Москвина выглядели заложниками трафаретности своих образов. Роман, далеко не однозначный персонаж, решен почему-то в лирическом духе. Про Ирину вообще трудно что-то сказать.

Умилили английские субтитры. При далеко неидеальной слышимости глянешь в перевод и сразу легче. Еще можно какую-нибудь языковую теорию разработать. Например, почему иногда «к черту» переводится дословно, а иногда нет )) Но больше всего меня взволновал вопрос о целевой аудитории этих самых субтитров. Иностранцы? Простите, почему тогда итальянские оперы дублируются на русский? А русские — на русский?

 
Сумная яўрэйская ўсмешка PDF Печать E-mail
Блоги - Блоги
Автор: Софья   
12.07.2012 13:59

Пакуль Беларусь святкавала Дзень незалежнасці, у межах «Тэатральнага куфара» прайшоў спектакль «Без назвы» эксперыментальнай лабараторыі «Тэатральны квадрат». Падзея, з аднаго боку, эмацыйна кантраставала з агульнарэспубліканскай, а з другога — па-свойму падсвечвала яе: у Дзень рэспублікі (а фактычна — дзень вызвалення Мінска ў 1944-м) згадка пра мінулую вайну была не лішняй. Артысты тэатра нагадалі гледачам пра халакост. Задума ўзнікла ў рэжысёра Ганны Сулімы падчас знаёмства з архіўнымі дакументамі, што апавядалі пра беспрэцэдэнтны выпадак у гісторыі — спробу Рэйха фізічна знішчыць цэлы народ.

Спектакль невыпадкова не мае назвы: гэта ўстаноўка на голы факт, на рэчаіснасць, якая гаворыць сама за сябе. Твор цалкам заснаваны на ўспамінах вязняў гета і канцлагераў. І хоць без інтэрпрэтацый усё роўна не абышлося, дакументальнасць адразу ж стварыла пэўную атмасферу. Найперш для акцёраў. Адчуванне сябе на сцэне адрозніваецца, калі разумееш, што рэплікі — гэта выказванні рэальных асоб, а не плён фантазіі драматурга. Мастацкай звышзадачай было ўзнавіць на сцэне нечыя ўражанні, ад імя сведкаў падзяліцца перажытым. І гэтаму спрыяла ўсё: і аскетычнае афармленне («чорны кабінет»), і выразнае святло (яно часам вылучала постаці і сцэны, выхоплівала з цемры твары людзей), і выдатна падабраны рэквізіт (кожная рэч, трапляючы ў «чорную прастору», міжволі вырастала да сімвала — валізка, крэсла, сямісвечнік, лялька...). Многія выкарыстаныя ў спектаклі рэчы — сапраўдныя прадметы той эпохі. І ў гэтым — таксама дакументальнасць.

«Як гэта — быць сярод тых, хто асуджаны, без віны вінаваты, ехаць у вагонах у гета і канцлагеры, знаходзіцца ў няспыннай трывозе і страху? Трываць прыніжэнне і здзекі, і пры гэтым насіць з гонарам і болем „зорку Давіда“...» ­— такія пытанні задавалі сабе рэжысёр і артысты «Тэатральнага квадрата». У выніку ім удалося перадаць як камернасць, асабістую глыбіню ўспаміну, так і глабальнасць, масавасць гістарычных падзей. На сцэне акцёры гаварылі на розных мовах (падчас халакосту загінулі яўрэі Літвы і Польшчы, Беларусі і Германіі, Францыі і Расіі...), пераўвасабляліся ў захопнікаў, гулялі ў жудасную лічылку, дзе кожны «мечаны» знікаў бясследна, пакідаючы па сабе толькі боты. Што немагчыма было перадаць словамі, дасягалася закошт пластыкі. Кожны пластычна-музычны эпізод спектакля — гэта пэўны стан, і дзякуючы сімвалічнай мове яго можна было «чытаць» па-рознаму.

Спектакль атрымаўся фрагментарны, бо ён не мае фабулы. Але і гэта па-свойму працуе на задуму. Героі не ведаюць, што з імі адбываецца, што іх чакае; трывога і няпэўнасць толькі ўзмацняюцца ад чаргавання пластычных, драматычных і музычных эпізодаў. Ніводзін лёс не прасочваецца да канца. Спектакль настолькі ж не мае лінейнага развіцця, як героі не маюць зямлі пад нагамі. Таму ўсёй сваёй будовай ён транслюе гэты стан у залу.

Эмацыйны фон спектакля разнастайны: страх, роспач, трывога, жывёльная жорсткасць і — дзіўным чынам — прыгажосць свету, адчуванне яе безабароннасці. Не апошняя роля ў гэтым належыць музычнаму рашэнню. На працягу спектакля гучаць гітары, скрыпка, барабаны, флейта і флейта дажджу, а самі музыкі ўвесь час прысутнічаюць на сцэне. Жывая музыка — вялікая вартасць спектакля. Часам яна ілюструе тэатральную дзею, часам — дапаўняе яе па кантрасце, як у фільме Бэры Левінсана «Добрай раніцы, В’етнам», дзе на горад сыплюцца бомбы пад песню Луі Армстронга «What a wonderful world». Частка музыкі была напісана адмыслова для спектакля маладымі кампазітарамі Паўлам Малчанавым, Пятром Марчанкам, Наталляй Біжык.

Спектакль «Без назвы» неаднародны. Дзякуючы лірычным устаўкам дзеянне вырываецца з «кола болю» і сягае экзістэнцыйнага ўзроўню. У спектаклі гучаць вершы Ю. Левітанскага, песня на словы І. Бродскага. Уражвае вобраз цягніка, што імчыць людзей у невядомасць. Калі скончыцца шлях, куды нас вязуць і што там чакае? Кранае прастата ўвядзення песні: у пэўны момант дзеянне адыходзіць на другі план (і нібыта працягваецца ў іншай прасторы), а Ганна Суліма пачынае спяваць, адзін з музыкаў акампануе ёй на гітары. Нечым гэта нагадвае ваенную звычку спяваць ля вогнішча, ратавацца мастацтвам, надзеяй. Ды інакш — ці магчыма вытрываць?

Парадаксальна: ХХ стагоддзе праславілася крывавымі падзеямі, але і мастацкімі набыткамі. Вынікае, нават на мяжы пакут душу можа напаткаць промень святла... Наўпрост у спектаклі пра гэта не гаворыцца, але думка ўзнікае менавіта ад вершаў, песні. Магчыма, вялікія чалавечыя ахвяры і духоўныя вяршыні нейкім чынам звязаны? І толькі дзеля гэтага варта памятаць пра боль?

Халакост — складаная тэма. Мусіць, іншы рэжысёр у яго паказе пайшоў бы па шляху нагнятання шокавасці (між іншым, такую інтэрпрэтацыю на сёлетнім «Куфары» прадставіў студэнцкі тэатр Іллі (Грузія) у пастаноўцы «Планета попел»). Але Ганна Суліма стварыла свой, адметны, не пазбаўлены рэалістычнасці спектакль-успамін. Падобны да сумнай яўрэйскай усмешкі, што ведае свет і прымае яго такім, які ён ёсць.

 

 

 
«Анюта», 27.06.2012 PDF Печать E-mail
Блоги - Блоги
Автор: Aldonsa   
28.06.2012 23:39

Добралась и я, наконец, до премьерной «Анюты». От работы труппы, от общего настроения, от того как взаимодействуют между собой артисты осталось впечатление цельного спектакля и премьерной свежести, в отличие от огорчительной в своей небрежности «Жизели». 

Ирина Еромкина (Анюта) понравилась разнообразием игры, особенно во втором акте. Тонкие переходы от грусти к отчаянной веселости во время вальса, проникновенное второе адажио со Студентом — все это было прекрасно. Замечательная работа. Правда, в первом акте резанула глаз реакция на подаренное Модестом платье — отчего это она так просияла? Муж ей противен (особенно такой, каким сделал своего героя исполнитель этой партии Константин Героник), а подарок нравится? Все-таки это самое начало истории и Анюта не настолько еще огрубела.

 
«Куда уходит поезд» (автор пьесы награждена дипломом международного конкурса «Литодрама») PDF Печать E-mail
Блоги - Блоги
Автор: svettik   
14.06.2012 19:40

Пьеса в двух действиях

Действующие лица:

 

   Мари Подольская - невеста Николаса Берта

   Николас Берт – главный редактор журнала «Новое время»

   Антон Астахов – ученый-физик

   Ада Рашева – корреспондент газеты «Республика»

   Старуха – соседка Мари

   Мужчина – самозванец

   Парни – случайные прохожие

   Охранники

 

   Действие 1         

 

   Картина 1

 

М а р и  танцует у себя в квартире.  Б е р т   смотрит на Мари.

 

   БЕРТ. Опять танцуешь?

   МАРИ. Танцую.

   БЕРТ. Ты похожа на птицу. Кажется, взлетишь сейчас, и я тебя уже никогда не  увижу.

   МАРИ. Не волнуйся, я буду прилетать к тебе весной.

   БЕРТ. Ты подумала, кого мы пригласим на свадьбу? Губернатор обещал быть. Директора банка надо позвать. (Мари танцует. Берт  ходит вокруг нее.) Свадебное платье тебе привезут из Парижа.

   МАРИ. Зачем мне платье? Я пойду на свадьбу так. (Надевает черную шляпу, берет в руки белую трость. Танец продолжается). Или так. (Отбрасывает шляпу,  изображает рукой корону.)

   БЕРТ. Отнесись к этому событию серьезно. Будет много прессы, нужные люди.

   МАРИ. Друзья поймут.

   БЕРТ. Что поймут?

   МАРИ. Почему свадьбы не будет.

   БЕРТ. Ты сошла с ума, Мари?

   МАРИ. Я полюбила другого.

   БЕРТ. Не выдумывай! Я бы заметил это.

   МАРИ. Ты не хотел ничего замечать.( Берт хватает ее за руку, притягивает к себе, смотрит в глаза, отталкивает. Мари падает на тахту, смеется.) Я счастлива. Я его так люблю, так люблю. Когда  ты увидишь его, ты все поймешь.

   БЕРТ. Он знает, что ты в него влюблена?

   МАРИ. Я не влюблена. Я люблю.

   БЕРТ. Ты не ответила на вопрос.

   МАРИ. Нет, он не знает. Я не успела ему сказать. (Замечает, как сквозь окно струится  красный свет.) Смотри, какой странный свет…как тогда.

   БЕРТ. Когда тогда?

   МАРИ. Когда я увидела его в первый раз.

   БЕРТ.  Где это было?

   МАРИ. Во Дворце…На конференции ученых-физиков.

   БЕРТ. С каких это пор ты стала интересоваться физикой, Мари?

   МАРИ. Ты забыл, я руковожу отделом по связям с общественностью. Я была там  с Адой Рашевой.

   БЕРТ.  Расскажи мне всё. Я имею право это знать.

   МАРИ. Хорошо. Я расскажу тебе все.

           

 Картина 2  

 

В гостевой комнате Дворца Науки  Мария Подольская и   А д а Р а ш е в а.

 

   РАШЕВА. Все считают Астахова гением. Я же не верю ни одному его слову.   Он говорит о четвертом измерении, как о собственной даче. Бред! Все, что он  говорит и делает - бред!

  МАРИ. Я не разбираюсь в физике.

   РАШЕВА. Он неадекватен, как и Перельман. Бегает от прессы, как от чумы. Отказывается от денег и живет неизвестно, где.

   МАРИ. Меня больше волнует погода. У нас, то аномальная жара, то аномальный холод. Сегодня опять объявили штормовое предупреждение. Посмотрите в окно, видите, какое красное небо? И даже снег за окном, и эти белые шторы кажутся красными. Это ли не загадка Вселенной?

   РАШЕВА. Обычное явление - солнце садится.

    МАРИ (замечает в комнате А с т а х о в а). А этот кто такой?

   РАШЕВА. О ком вы говорите?

   АСТАХОВ (Мари). Привет! Вот ты где прячешься!

   МАРИ.  Вошел так бесцеремонно.

   РАШЕВА. Кто вошел? Здесь никого, кроме нас, нет.

   АСТАХОВ (подходит совсем близко к Мари). Наконец-то мы встретились. Как же я скучал по тебе. (Смотрит на ее грудь.) О, опять эти лямочки, веревочки, крючочки... Хочу тебя.

   МАРИ. Что вы себе позволяете?

   РАШЕВА. А что я себе позволяю?

   АСТАХОВ. Надо быть открытой. Не лгать себе. А ты боишься своих желаний.

   МАРИ. С чего вы взяли, что я лгу?

   РАШЕВА. А я и не говорила, что вы лжете.

   АСТАХОВ. Не унижай меня недоверием, Мари.

   МАРИ. Объясните, что вам от меня надо?

   РАШЕВА. Ничего мне от вас не надо. Это вы постоянно на меня наезжаете. Кого вы назвали бесцеремонным?

   МАРИ (растерянно). Директора дворца. Он забыл нас представить Астахову.

   РАШЕВА. И в самом деле, почему он этого не сделал? Что с вами? На вас лица нет.

   АСТАХОВ. Понятно. Я здесь лишний. Прощай. (Исчезает.)

   МАРИ (ищет его взглядом). Но, объясните, хотя бы, в чем дело? (Выходит в фойе.)

   РАШЕВА. Ничего не понимаю! (Идет за Мари). Подождите, я с вами.

 

Картина 3

 

Астахов и Мари встречаются в фойе дворца Науки

 

   АСТАХОВ. Решила поговорить? Снизошла, наконец.

   МАРИ. Объясните, что происходит? Кто вы? (Подходит совсем близко, смотрит ему в глаза). Что со мной?

   АСТАХОВ. Мари…

   МАРИ. Я... Я люблю тебя. (Он, молча, смотрит ей в глаза.) Но почему я должна молчать? (Он улыбается). Чего я не понимаю? (Он не отвечает.) Почему я должна забыть об этом? (Кричит.) А я не хочу забывать! (Замечает, как из окна струится красный свет.)  Странно... Как все странно. Откуда  этот свет? Он живой… Он танцует… (Осторожно присоединяется к загадочному танцу света и теней.)

    АСТАХОВ (тихонько зовет её). Мари-и...

    МАРИ. Прости, я засмотрелась на этот удивительный танец. (Испуганно.) Мы еще увидимся? Почему ты молчишь? Зачем ты ворвался в мою жизнь? Чтобы уйти навсегда? (Разговор перебивает Ада Рашева.)

   РАШЕВА. Господин Астахов, корреспондент газеты «Республика» Ада Рашева, позвольте задать несколько вопросов. (Астахов не отвечает, смотрит на Мари.) Ваше участие в конференции связано с открытием ядерной помойки в нашем регионе? Вам безразлично, как это скажется экологии? На здоровье людей? Считаете, в мире мало техногенных катастроф?

   АСТАХОВ. Открытие мест захоронения ядерных отходов не моя стихия. Я ученый, а не политик, и не склонен к политическим дебатам. Прошу. (Указывает рукой на дверь в конференц-зал.) Извините. (Поворачивается к Аде Рашевой спиной.)

   МАРИ. Так, значит, вы Астахов?

   АСТАХОВ (улыбается). А разве мы знакомы?

   МАРИ. Простите... Я вас с кем-то перепутала. (Убегает из Дворца.)

   АСТАХОВ. Куда же вы?

   РАШЕВА. Господин Астахов, позвольте...

   АСТАХОВ (резко). Оставьте меня в покое! (Уходит.)

 

Картина 4

 

   БЕРТ ( в квартире у Мари).  Ты - фантазерка, Мари! Все, что ты рассказала мне, можно объяснить причудами твоего характера. Ты придумала эту историю и поверила в нее. Но, ничего страшного в этом нет. Как говорится, до свадьбы заживет.

   МАРИ. Я люблю другого.

   БЕРТ. Кого ты любишь, Мари? Мираж?

   МАРИ. Я помню его глаза.

   БЕРТ. Позвони в отдел, там тебе скажут, что никакой конференции не было, и никакой Астахов к нам не приезжал. Но будет лучше, если я позвоню туда сам. (Набирает номер.) Алло? Отдел безопасности? Говорит редактор журнала "Новое  время" Николас Берт. Позвольте уточнить, ученый из России Антон Астахов приезжал в наш город? Нет? А когда приедет? Не приглашали такого? Ну, надо же, какая досада! И не слышали о таком никогда? Благодарю за ответ. (Кладет трубку.) Что и следовало доказать! (Пытается обнять Мари, она отстраняется от него.) Все будет хорошо, Мари. Ты ведь умная девочка, понимаешь, что не совсем здорова...А хочешь, я отвезу тебя в Швейцарию? Там самые лучшие в мире врачи. Они помогут тебе справиться с болезнью.

   МАРИ. Я не пойду за тебя замуж.

   БЕРТ. Какая же ты, глупая, Мари. Подумай, от чего отказываешься, ради своей прихоти, и что приобретаешь взамен? (Смотрит с сожалением на нее.) Ну, что ты значишь в этой жизни без меня? Весь твой авторитет в городе держится на моем имени. Ты останешься без работы. Кому нужна такая экзальтированная сотрудница? За какие средства ты собираешься жить?

    МАРИ. Убирайся! Я не хочу тебя видеть! Уходи! (Выталкивает его за дверь. Закрывает дверь на замок. В комнате появляется  Астахов.)

    МАРИ (Астахову.) Ты? ( Бросается к иконе.) Господи,  помилуй и пощади меня! Пощади и помилуй. Прошу тебя, Господи, не оставляй меня.

   АСТАХОВ. Мари…

   МАРИ. Уходи.

   АСТАХОВ. Я скучал по тебе, Мари!

   МАРИ. Уходи из моей жизни.

   АСТАХОВ. Но, почему?

   МАРИ. Я сойду с ума.

   АСТАХОВ. Не драматизируй.

   МАРИ. Я зависима от тебя!

   АСТАХОВ. Я не наркотик.

   МАРИ. Я люблю тебя.

   АСТАХОВ. Пойдешь за мной на край света?

   МАРИ. А где это край?

   АСТАХОВ. Вот и вся твоя любовь, Мари.

   МАРИ.  Ты приходишь ниоткуда, уходишь в никуда. Кто ты? (Астахов молчит.) Не мешай мне жить. Я выйду замуж за Берта. Он любит меня…заботится  обо мне… С ним  все предсказуемо и надежно… (Плачет.)  Уходи...пожалуйста...уходи-и-и...

   АСТАХОВ. Я надеялся, ты всё поймешь. Напрасно надеялся. Прощай. (Исчезает так же  внезапно, как и появился.)

   МАРИ. Ушел... (Ходит по квартире.) Что я наделала? Зачем прогнала его? (Бросается к окну.) Антон! Антон! (Смотрит в окно. Говорит испуганно.)  Берт прав. Ничего не было. Я все придумала. Вот даже сейчас во дворе цветет вишня. А этого не должно быть. Потому что этого не может. Потому что сейчас зима  Зи-ма! Или, это снег так осыпается с деревьев? (Смеется.) Ласточки летают... Низко так летают... (Настойчивый звонок в дверь. Мари бросается к дверям.) Антон! (На пороге Берт с новогодней елкой в руках.) Я же просила не приходить ко мне. А ты на рассвете являешься. Совесть хоть какую-то иметь надо?

   БЕРТ. Куда ты так вырядилась?

   МАРИ. На работу опаздываю.

   БЕРТ. Сегодня воскресенье.

   МАРИ. Вчера был четверг.

   БЕРТ. Ты опять все перепутала. На улице мороз, а ты в плаще! Где ты откопала такой плащ? Нет, правда,  сегодня ты не похожа на себя… Какая-то другая. Незнакомая мне женщина…Не моя Мари…Ну,  ладно...Об этом потом…Всё потом. Сегодня мы идем в салон госпожи Марты покупать тебе платье.

   МАРИ. Какое платье?

   БЕРТ. Свадебное. Это платье привезли специально для тебя из Парижа. (Преподносит ей колье.)  Примерь это колье. Ты хотела купить его у госпожи Марты? Она показала мне это колье. Я купил его для тебя.  (Пытается обнять Мари, она отстраняется от него.) Ты будешь самой красивой невестой в мире! (Прижимает ее к себе.)

   МАРИ. Отстань! Я не хочу!

   БЕРТ. Украсим елку. Помнишь, как в детстве, мы с тобой мастерили игрушки и наряжали елку? (Берет игрушки из коробки, вешает на елку, Мари снимает игрушки и складывает в коробку.) Мы будем счастливы. Ты выйдешь за меня замуж, у нас будут дети. Все образуется. Но сначала ты пойдешь к врачу. Не стесняйся, расскажи ему все, что с тобой происходит. Он поможет тебе разобраться в себе. А я всегда буду рядом. Я не оставлю тебя. (Обнимает её.)

   МАРИ (отстраняется от него). Я просила тебя, не приходить. Дай мне возможность подумать.

   БЕРТ. Хорошо, я уйду. Только пообещай, если тебе станет плохо, ты сразу позвонишь мне?

   МАРИ. Обещаю! Только уходи. (Кричит.) И не возвращайся больше! (Замечает в комнате  с т а р у х у. Изумленно смотрит на нее.) Вы…опять вы?

   БЕРТ. Всего один поцелуй. В щеку. (Целует Мари в шею и уходит.)

   СТАРУХА. Здравствуй, Мари. Ты не заболела? Такая бледная.

   МАРИ. Не знаю… Все кажется мне нереальным. Мир. Люди. Природа. И даже вы…Я схожу с ума. Помогите мне!

  СТАРУХА. А хочешь, приворожу его до смерти?

   МАРИ. Нет! Зачем же? Зачем вы говорите о смерти?

   СТАРУХА. Тогда прими какое-нибудь решение.

   МАРИ.  Мне страшно.  

   СТАРУХА. Страшно жить без любви, Мари. Дай сюда руку!  (Грубо хватает ее за руку).  Скажу, что тебя ждет. (Смотрит на ладонь.) Скоро в небе сойдутся две луны.  (Смотрит в глаза). Он твой, Мари. (Громкий звонок по телефону. Старуха исчезает. Мари поднимает трубку. Звонит Ада Рашева.)

   РАШЕВА (по телефону).  Мари, привет! Слышали новость? Сегодня вечером во Дворце Науки презентация книги Астахова "Загадки четвертого измерения". Читайте прессу! (Бросает трубку. Гудки.)

   МАРИ (берет газету, читает). Сегодня во Дворце...(Бросает газету.) Антон! (Открывает шкаф, ищет нужное платье. В квартиру входит Берт.)

   БЕРТ.  Забыл передать тебе меню. Зачем ты выбрала ресторан с китайской кухней? Кто станет есть лягушек на свадьбе?

   МАРИ.  Какие лягушки? Какое меню? (Мечется по комнате.) Что я наделала? Что я наделала?... Он вернется?... А где старуха? Ты видел ее?

   БЕРТ.  Не было тут никакой старухи.  Опять выдумываешь? (Пытается обнять Мари.)

   МАРИ. Ты обманул меня! Ты мерзкий! Мерзкий тип! (Швыряет ему в лицо газету.) Как ты мог?

   БЕРТ (бегло читает газету). Сегодня встреча с ученым… автором шокирующих сенсационных открытий...(Изумленно). Астахов? Этого не может быть!

   МАРИ. Не надо ничего объяснять. Нет времени говорить об этом. (Делает макияж.) 

Подай, пожалуйста, колье. Там в коробке. Серебряное. Нет, декольте, здесь ни к чему. Это официальная встреча. (Снимает платье, надевает другое.) Застегни мне замок на платье. Ну, не лапай меня! Я опаздываю. Надо успеть. Отвези меня к нему! Я ему все скажу. Всё, что о нем думаю.

   БЕРТ. Мари!

   МАРИ. Я плохо выгляжу? У меня круги под глазами? В последнее время я плохо сплю.

   БЕРТ. Я не отдам тебя ему!

   МАРИ. Я не твоя собственность.

   БЕРТ. А как же наша свадьба? (Хватает ее за плечи, прижимает к себе).

   МАРИ.  Прекрати меня душить. Все равно не удержишь. Это сильнее меня.

   БЕРТ. Не ходи туда, Мари!

   МАРИ. Ну что ты медлишь? Мы опаздываем. Скорее! (Выбегает из квартиры).

 

Картина 5

 

 В фойе Дворца науки и техники журналисты толпятся вокруг Астахова.

 

   РАШЕВА. Господин Астахов, какова взаимосвязь между оборонной промышленностью и так называемым четвертым измерением?

   АСТАХОВ. Прямая. Сегодня ученые готовы познакомить общество с техникой безопасного присутствия в тонких мирах, чтобы люди не страдали от собственной безграмотности.

   РАШЕВА. Хотите сказать, вы знаете, как устроено мироздание? Бог в нем есть?

   АСТАХОВ. Любая религия скажет: «Бог внутри нас». Но именно от каждого из нас зависит состояние Вселенной. Я же наблюдаю это явление с точки зрения науки, в частности, физики.

   РАШЕВА. И как выглядит это явление?

   АСТАХОВ. С точки зрения физики - это Круг. Вне науки его называют Мировым разумом, Богом, Светом. Ученые именуют это явление сфероидом. Человек во времени движется по сфероиду. Малейшая агрессия человека по отношению к себе ли, природе, любому живому существу, вызывает колебания сфероида и разрушает мироздание. Все так просто.

   РАШЕВА. Вы знаете, как спасти человечество от армагедона?

   АСТАХОВ. Еще апостол Павел говорил, Бог не желает, чтобы кто-то погиб, он хочет, чтобы люди пришли к истине. Обыватели называют армагедон началом счастливой эпохи нового праведного мира. Моя же задача – разъяснить людям реальную ситуацию. Человек должен адекватно воспринимать мир и себя в этом мире.

   РАШЕВА. Вы работаете без применения техники?

   АСТАХОВ. При работе в аномальных полях обычная техника выходит из строя. Компьютеры ломаются, батарейки разряжаются, свет гаснет... Но моя книга не про это. Я физик и работаю над раскрытием физических законов мироздания с его физическими формулами. (Замечает Мари.) Извините, но все вопросы во время презентации. (Мари подходит к нему за автографом. Он с безразличным видом подписывает книгу.)

   МАРИ. Прости меня.

   АСТАХОВ. Не понял.

   МАРИ. Неужели ты все забыл?

   АСТАХОВ. А что я должен был помнить?

   РАШЕВА. Вы знакомы? О, чувствую ситуацию. (Фотографирует Мари и Астахова.)

   АСТАХОВ (закрывает объектив рукой.) Напоминаю, всякое фотографирование вне презентации запрещено. Будете иметь дело с законом.

   МАРИ. Темно, как темно... я ничего не вижу.

   РАШЕВА. Что с вами? Вызвать врача? (Астахову.) Так вы знакомы, или нет?

   АСТАХОВ. Прекратите копать. Все равно ничего не поймете.

 

Луч света направлен в глубину сцены. И там, в глубине сцены, Мари видит Астахова. Он говорит Мари : "Пора возвращаться домой. Времени на раздумье нет... времени на раздумье  нет...". Взрыв ярко-красного света - миг вселенской катастрофы, заполняет сцену.

 

    МАРИ. Я ослепла…. У меня болят глаза… Выключите свет! Выключите свет!

   АСТАХОВ (кричит). Принесите кто-нибудь воды! Скорее! (Берт приносит стакан с водой.)

   МАРИ ( растерянно смотрит на Астахова). Простите...у меня закружилась голова.

   БЕРТ. Ты вся дрожишь.

   АСТАХОВ. Бывает. Особенно, если не спать по ночам.

   МАРИ. Я думала вы...Простите... Я все себе придумала.

   АСТАХОВ. Придумывать тоже неплохо. Так рождаются открытия. Даже я иногда склонен фантазировать. Главное, чтобы потом разочарований не было.

   БЕРТ (набрасывает на плечи Мари в свой пиджак.) Позволь согреть тебя.  Идем отсюда. Нам нечего здесь делать.

   АСТАХОВ (Аде Рашевой). Так о чем мы с вами говорили?

   РАШЕВА. О загадках четвертого измерения. (Уходит вместе с Астаховым.)

   БЕРТ. Мари! Ты слышишь меня! (Кричит). Мари!

   МАРИ (плачет). Это ты во всём виноват! Ты!

   БЕРТ. Опомнись. Астахову нет дела до тебя.

   МАРИ. Он никогда не вернется.

   БЕРТ. Если любит, вернется. Поверь мне. Я это точно знаю. Сколько раз я уходил от тебя и все равно возвращался? Не надо так переживать. Все будет хорошо. Сейчас я отвезу тебя домой. Ты успокоишься... Войдешь в обычный ритм жизни. Все будет по-прежнему. Я не оставлю тебя.

   МАРИ. Да...Надо вернуться домой. Лечь спать. А, когда проснусь, я все забуду? Правда?

   БЕРТ. Правда, любимая, правда.

 

      Картина 6      

 

   МАРИ (у себя дома. Сидит на подоконнике, смотрит в окно). Старуха сказала, когда в небе сойдутся две луны... когда в небе сойдутся две луны...две луны...и бледный лунный свет наполнит   землю.... Старуха сказала... (Видит, как две луны сходятся в одну.) Ой! Я вижу это!... Антон! (Бежит к дверям.) Антон! Я знала, что ты придешь! (Распахивает дверь. В комнату, дико мяукая, вбегает кошка.) Ф-фу...какая...Испугала меня…Ну, зачем ты пришла? Нет у меня молока! Нет ничего! Смотри! (Открывает холодильник.) Видишь, пусто! Иди...Уходи обратно в ночь. Там свобода! Мышки бегают, и коты разные... (Выпроваживает кошку. Появляется  Астахов.)

   АСТАХОВ. Если о себе не думаешь, хоть бы о кошке подумала. Холодильник пустой, глаза заплаканы.

   МАРИ (бьет его ладонями в грудь). Кошку пожалел! Да? А про меня ты подумал? Нет? Вот тебе, вот тебе за все. За все мои мучения!

   АСТАХОВ (смеется). Ты сама себя измучила. Я здесь ни при чем.

   МАРИ. Я устала бороться с собой.

   АСТАХОВ. Кому нужны такие жертвы, Мари?

   МАРИ. Зачем ты пришел?

   АСТАХОВ. Я пришел проститься.

   МАРИ. Но я не смогу жить без тебя… Как жить без тебя в мире нелюбви?

   АСТАХОВ. Пойдешь со мной на край света?

   МАРИ. Пойду. (Астахов резко привлекает Мари к себе, целует.)

 

   Действие 2

 

Картина 7

 

Старый парк. Берт стоит на мосту. Мелкий снежок падает на землю. Снежные фигуры в парке смотрятся ирреально на закате дня.

 

    БЕРТ. Её нет уже вторую неделю. Где она может быть? В командировку уехала? (Звонит по мобильному.) Алло? Городская администрация? Это Николас Берт. Пригласите Марию Подольскую. Нет такой? Никогда не работала у вас? Что вы мне голову морочите?! Она руководит отделом по общественным связям. Юргенс руководит? Позовите Юргенса. Здравствуйте, Берт беспокоит. Объясните, где Мари Подольская? Нравится читать мой журнал? Спасибо. Так, где Подольская? Никогда не слышали  о такой? (Сбрасывает звонок). Черте что. (Звонит в редакцию газеты «Республика»). Это редакция газеты «Республика»? Пригласите Рашеву. Берт беспокоит. Ада, добрый вечер. Надо встретиться. Сейчас, в старом парке, на мосту. (Смотрит с моста на замерзшую реку. Вспоминает, как танцевала Мари в белом полупрозрачном платье. Ему кажется, он видит, как она танцует среди падающего на землю снега. Появляется  Ада Рашева.)

     РАШЕВА. Что за спешка такая? Здравствуйте. Вы насчет фотографий? Я все-таки сделала это! Смотрите. (Показывает фотографии). Вот Подольская. Вот Астахов. Хороша парочка? Жаль, нельзя в прессу пустить.

   БЕРТ. Почему?

   РАШЕВА. Был такой Астахов, да весь вышел.

   БЕРТ. Куда вышел?

   РАШЕВА. Смотрите сюда. (Дает ему газету). Читайте, читайте. Вслух читайте, чтобы и я в это поверила.

   БЕРТ (читает). Ученый Астахов сделал сенсационное открытие в 1903 году в Петрограде... Предсказал катастрофы в Чернобыле, Японии, Франции, Ираке, Китае… Был вынужден эмигрировать в Соединенные Штаты, где и провел остаток жизни... Зачем вы даете мне это читать?

   РАШЕВА. На фото смотрите! Это Астахов! Одно и то же лицо.

   БЕРТ. Это газетная утка.

   РАШЕВА. Утка в официальном издании?

   БЕРТ. Не смешите людей!

   РАШЕВА. Это вы так о прессе?

   БЕРТ. Надо в прокуратуру идти. Мари исчезла.

   РАШЕВА. Мария Подольская?

   БЕРТ. Он украл ее, убил, изнасиловал, на органы продал? Куда он ее увез?

   РАШЕВА. На Мальдивы.

   БЕРТ. Вы уверены?

   РАШЕВА. А, черт его знает. Хотите еще новость?

   БЕРТ. Зачем мне ваши новости?

   РАШЕВА. Была в художественном музее. Видела портрет  вашей Мари. Знаете, как называется? «Портрет незнакомки. 1812 год». Автор неизвестен. Вот как надо заметать следы детективных историй. Нет человека – нет проблем! (Уходит.)

   БЕРТ. Ч-черт... Наплела какую-то околесицу. И сама в неё верит? (Звонит мобильный телефон. Берт говорит по мобильному.) Алё…Мари? Мария! Любимая моя, где ты? Куда ты пропала? Ищу тебя везде. Когда ты вернешься?

   МАРИ. Я не вернусь.

   БЕРТ. Что он сделал с тобой, этот негодяй? Куда он тебя увез?

   МАРИ. Я счастлива с ним, Берт.

   БЕРТ. Мне плохо без тебя, Мари.

   МАРИ. Прости, если сможешь…(Разговор прерывается.)

   БЕРТ (растерянно). Мари...(Пытается дозвониться. В ответ звучит: «Абонент вне зоны доступа». На мосту появляются   п а р н и   с бутылкой виски в руках.)

   ПАРНИ (Берту). Эй, мужик, белены объелся? С моста в реку прыгнуть решил? Лучше выпей шампусика! (Суют ему в руки бутылку виски.) Рождество сегодня!

   БЕРТ (изумленно).  Рождество? (Поднимает охапку листьев, сыплет себе на голову.) Осенью? (Ветер закручивает оранжевые листья и разбрасывает по аллеям парка.)

   ПАРНИ. Галюников обожрался? Или ты православный? (Забрасывают его снежками, смеются). Убьем язычника!

   БЕРТ (плачет). Мари...

   ПАРНИ. Ну, мужик...Не парься...Найдешь себе другую.

 

  Картина 9

 

Редакция журнала «Новое время». Берт входит к себе в  кабинет. За его столом сидит

м у ж ч и н а.

 

   МУЖЧИНА. Здравствуйте. Вы ко мне? По какому вопросу?

   БЕРТ. А вы, собственно, кто?

   МУЖЧИНА. Это я у вас спрашиваю.

   БЕРТ. Я главный редактор журнала "Новое время" – Николас Берт.

   МУЖЧИНА. Вы что-то перепутали. Главный редактор  - я. (Стучит  пальцем по бейджу.)

   БЕРТ. И как давно вы здесь сидите?

   МУЖЧИНА. Я работаю, а не сижу.

   БЕРТ.  Я вызову охрану.

   МУЖЧИНА. Пошел вон! Охрану он вызовет! (Говорит по громкой связи.) Охрана? Тут посторонний. Пьяный. Ведет себя неадекватно. ( Появляются охранники.)

   БЕРТ. Объясните, что тут происходит? Вы не имеете права! Я Николас Берт! Главный редактор этого журнала! Вот мои документы: пропуск, паспорт, ключи от кабинета!

   МУЖЧИНА. Ключи? Это хорошо, что ты ключи принес. Я эти ключи второй месяц ищу. (Охране.) Заберите у него ключи. (Охранники вырывают ключи из  рук Берта.) Уважаю ваше решение, господин, как вас там, Берт, вернуть ключи от кабинета. Советую вам беречь здоровье. Жизнь думающих людей важна для общества.

   БЕРТ. А общество – это вы?

   МУЖЧИНА (охране). Охрана! Уберите его отсюда! (Охранники выталкивают Берта за дверь.)

 

Картина 9

 

   РАШЕВА ( в старом парке). Решила вернуться. Эта история с Подольской не выходит у меня из головы. Люди исчезают из города, а общественности наплевать! Скоро мы все будем бояться высунуть нос из квартиры. Помните интервью с Астаховым?  «Бог не желает нашей гибели, но хочет, чтобы люди пришли к истине…». А мы продолжаем фотографировать начало армагедона, надеясь, схватить приличный куш. А кукиш с неба нам показывает Бог. Надо что-то делать, Берт! Поднимать общественность. Мы же пресса! Вы редактор официального журнала!

   БЕРТ. Я уже не редактор. Меня вышвырнули за дверь.

   РАШЕВА. Бредите? Или шампанского напились? (Берет у него бутылку, глотает виски.) Фу, какая гадость. Как вы это пьете? Скажите, Подольская сбежала из страны вместе с Астаховым? Или кому-то было выгодно их убрать? У нас ведь так теперь решаются проблемы?

   БЕРТ. Меня это не интересует.

   РАШЕВА. Пропала ваша невеста.

   БЕРТ. Какая невеста? Не выдумывайте.

   РАШЕВА. Вот это новость! Берт, что с вами?

   БЕРТ. А что со мной?

   РАШЕВА. Вы боитесь?

   БЕРТ. Не понимаю вас.

   РАШЕВА. С ума сошли?

    БЕРТ. Это у вас ум за разум зашел. Я никогда не общался с Подольской. Я вообще не знаю, кто она такая. И не фонтанируйте у меня перед глазами ручками своими! Если я  когда-то и виделся с ней, то только в другой жизни! Понимаете? В другой жизни! А в этой, новой моей жизни, я ее не знаю. И знать не хочу!

   РАШЕВА. Да, вы просто трус и негодяй!

   БЕРТ. Не обольщайтесь на свой счет, милочка. Заберите свои фотографии. Мне они ни к чему. (Идет прочь.)

   РАШЕВА (кричит ему вслед). Я это так не оставлю! Слышите меня, Берт?

 

    Картина 9  

 

   РАШЕВА (в кабинете главного редактора журнала «Новое время»). Здравствуйте. Корреспондент газеты "Республика" Ада Рашева. Один вопрос. С каких это пор вы являетесь главным редактором журнала «Новое время»?

   МУЖЧИНА. Ну, уж лет двадцать как.

   РАШЕВА. Насколько мне известно, еще вчера редактором этого журнала был Николас Берт.

   МУЖЧИНА. Приходил тут какой-то Берт, принес ключи от кабинета. Два месяца назад

 я их потерял, а он нашел.

   РАШЕВА. Я разговаривала с ним сегодня в парке.

   МУЖЧИНА. Мне-то какое дело, с кем вы разговаривали в парке?

   РАШЕВА. Он сказал, вы незаконно заняли его место в редакции, и приказали охране вышвырнуть его за дверь.

   МУЖЧИНА. Ходят тут всякие. Непонятно, о чем спрашивают.

   РАШЕВА. Это вы обо мне?

   МУЖЧИНА. О вас.

   РАШЕВА. Я выведу вас на чистую воду. Обещаю.

   МУЖЧИНА. Не боитесь утонуть?

   РАШЕВА. Вы мне угрожаете?

   МУЖЧИНА. Нет. Хотел пригласить на ужин. Такое ощущение, будто мы с вами уже где-то встречались. Только, где? Не могу припомнить. Вы из оппозиционной прессы?

   РАШЕВА. А у нас есть такая?

   МУЖЧИНА. Пришла брать интервью - бери. А если нет вопросов, идем ужинать. Здесь

недалеко ресторанчик с национальной кухней. Премиленький.

   РАШЕВА. А вы, какой национальности будете?

   МУЖЧИНА. Я человек мира. Ну, что, посидим?

   РАШЕВА. С вами я на одном поле не сяду. (Уходит, хлопнув дверью).

   МУЖЧИНА. Куда ты денешься? Чтобы от меня, да так просто кто-то ушел? (Говорит по  громкой связи секретарю). Диана, соберите всю информацию об этой женщине.

 

Картина 10

 

   РАШЕВА ( за дверью кабинета редактора). Вот подлец! Я раскрою это дело. Сейчас же позвоню в отдел безопасности.  (Звонит.) Алло. Корреспондент газеты «Республика» Ада Рашева. Тут у нас женщина  пропала. Мария Подольская. Посмотрите по своим каналам. Что? Погибла в  автокатастрофе в прошлом году? Это ложь! Две недели назад она была во Дворце Науки на презентации книги ученого-физика Астахова. Не было презентации? С чего  вы взяли, что не было? Я сама была на этой презентации! Кто, говорите, погиб вместе с Подольской? Главный редактор журнала «Новое время» Берт? Ха-ха-ха! Я только что его видела! Я говорила с ним! Сочувствуете мне? Глупости говорю? Послушайте, я работаю в официальном издании! Это вам не желтая пресса! Уже не работаю? Не понимаю вас. А где похоронен Берт? На городском кладбище? 15 ряд,   21 место? Вы с ума сошли! Мешаю вам работать? Отнимаю время по пустякам?  (Звонок прерывается). Алло! (Стучит по телефону). Ч-черт! Алло! (Набирает номер, идет сброс звонка.) Алло! Надо же, как у нас все просто делается. Нет человека – нет проблем! (Берет в руки фотографии). Ну, вот же они, все - эти люди: Мари, Астахов, Берт... (Рассматривает фотографии). Отличные фотографии. Свежие. Интересно, кто мне их подсунул? Сейчас столько подделок! И кто автор этих фотографий?  Кто автор? (Изумленно.) Ада Рашева?!

 

   Смотрит, недоумевая, в зал.

 

Конец

 

2011 г.

 

 
Премьера «Любовь Людей» PDF Печать E-mail
Блоги - Блоги
Автор: Дмитрий Богославский   
06.06.2012 01:17

Премьера! 27, 28 и 30 июня спектакль Никиты Кобелева «Любовь людей» по пьесе Дмитрия Богославского.


Премьера «Любовь Людей»

 
«Лифт» РТБД PDF Печать E-mail
Блоги - Блоги
Автор: Виктория Белякова   
05.06.2012 10:37

Вчера была на «Лифте», после спектакля очень захотелось сказать всем кто имеет отношение к этой работе и самому РТБД много хороших слов.

Мне кажется, что «семейные» радости театра начинают перерастать в что-то интересное, свежее и качественно новое!

Мне нравиться то, что театр развивается, он «живой», это очень чувствуется в актерах. Было «по-настоящему», неспешно, осознанно, с искренней подачей. При этом — вам есть куда расти, говорю со знаком +, есть ощущение, что возможная планка может быть установлена высоко.

В Беларуси сегодня почти нет государственных театральных коллективов, которые бы радовали надеждой, если не на «светлое будущее», то на «незаплесневелось» и желание развития... Очень ценна, та честность с которой вы работаете. Это важно. Это очень важно. Не теряйте это, когда высоко взлетите)

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 2 из 17