patent Театральная Беларусь — Анонсы

ВАША НОВОСТЬ


Если Вы знаете театральную новость,
которой нет у нас, пожалуйста,
напишите нам

Кто на сайте

Сейчас 50 гостей онлайн

Театральная Беларусь — Анонсы


Сон в летнюю ночь. О.Коршуновас 22.10.2009 PDF Печать E-mail
Блоги - Блоги
Автор: Aldonsa   
22.10.2009 01:00

 

В литовцах все было прекрасно: и физическая подготовка, и актерство, и доски :) И не обязательно возводить бассейн, чтобы получился спектакль. Достаточно взять десятка полтора досок.

Запомнилось, по режиссерскому воплощению: экзерсис (а в нем впечатлило то, что все, что проделывали руки-ноги соответствовало озвученным французским названиям), сон Титании, Пэк, который гасит звезды (т.е. вся эта сцена), ткач Основа, многофунциональные доски (лодка, дорога, одеяло, дверь, лес — всего не упомнишь).

Перевод смущал. Показалось, что переводящий слегка увлекся и сам принялся актерствовать. Более корректным мне кажется вариант перевода, имевший место в прошлом году на «Отелло» Някрошюса. Но, это дело вкуса, конечно.

 

 
МЫСЛИ ВСЛУХ (Панорама-2009) PDF Печать E-mail
Блоги - Блоги
Автор: silver   
20.10.2009 01:00

Пошёл вчера на on-line. Сказать, что очень хотелось — не могу. Но пошёл. Не жалею. В очередной раз увидел низкий, а местами и «на дне», уровень белорусской драматургии. Не могу сказать это о всех. Но что делает Диана Балыко в рядах драматургов — мне не понятно. Это просто не по-доброму смешно. Тот язык, на котором она пишет — для кого? О чём она хочет сказать в своих пьесах?ДЛЯ ЧЕГО ВООБЩЕ ОНА ПИШЕТ? Ну, понятно, по болезням неизлечимым прошлась, допустим, это её волновало. Хотя... А вот то, что увидели вчера... Ладно, хотя бы понятно (чуть-чуть) о чём. Но как это написано? Если это драматургия времени, в котором я живу, то я хочу обратно в утробу. Пьеса первого автора, не помню, как её зовут, знаю только, что Мурашка — интереснее. Понятно, что ей не хватает опыта, всё довольно космично и размыто, но тут хоть понятно, ЧТО её волнует, и если это поставить не К.Захарову и сыграть не Потапову, то, возможно, это имеет право на существование, видна хоть какая-то перспектива.

Дранько-Майсюка и трогать не хочется. Понятно, что у него просто с юмором всё в порядке. Но где-то в глубине души. Скрипко написал, Дранько — поставил, ну... и ладно. Позавчерашний день — он позавчерашний.
Не понимаю, почему А. Казело пишет «в стол». Мне понравилась идея его пьесы и то, каким языком она написана. Как она представлена зрителю в режиссуре К.Аверковой мне не очень. Но зато она, как и говорила, не навредила. Подталкнула и не навредила. Это хорошо. Она просто удачно организовала этот процесс. Но артистки Белохвостик и Гарцуева переиграли режиссёра, как мне кажется. Это не часто случается в белорусском театральном мире. Но больше всего мне понравилось то, что Валентину Гарцуеву не пришлось, наконец-то, сравнивать с Зоей Белохвостик. Валя молодцом. Я был очень рад, что она была не похожа на то, что она играет в репертуаре театра.

Неожиданно удивила Катя Тарасова, к режиссёрским способностям которой у меня очень саркастическое отношение. Вдруг я увидел Катю Тарасову в качестве умного, с хорошим чувством юмора режиссёра. Только мне было непонятно, зачем Олю Иванову снова надо было использовать в одном и том же качестве «суицидальной девочки со спичками»? Такой мы все её уже видели. Хотелось сюрприза. А о пьесе говорить не хочется. Я думаю, актёры и режиссёр были выше драматургии. Правда Андрей Бибиков, великолепно игравший довольно странного ангела, периодически раздражал своим перебором. А перебор — это зажим в купе с отсутствием вкуса и не очень далёкого ума. А так как я не люблю глупых безвкусных людей, это не относится к Андрею конкретно, но в данном случае я увидел, что увидел, то иногда очень раздражал.

Настоящее потрясение мои органы, отвечающие за ум, тонкость, вкус, язык, юмор, — получили от отрывка «Дожить до премьеры» Рудковского и Харланчука. То, сколько пластов заложено там и как это воспроизведено достойно настоящих аплодисментов. Сложнее всего было, конечно, Жене Кульбачной, но то, что она делала.. — БРАВО!!! Олю Скворцову увидел в другом качестве и не мог успокоиться от смеха, Елена Сидорова, как всегда, — на высоте!!! Просто БРАВО!!!! Всем, кто принимал участие в этом отрывке!

О последнем отрывке мне говорить не хочется. Я высидел его не до конца. Было очень обидно за Андрея Дробыша, которого просто подставили. Смотреть на это не мог, и потому, как только он попытался задушить Свету Кожемякину, я свалил.Тот уровень драматургии и режиссуры примитивной, который я увидел, по-моему, ниже драматургии Дианы Балыко!
Очень хочется верить, что амбиции белорусских драматургов подружаться с их собственными способностями. Авось, да что-нибудь и получится!!! Удачи

жж-юзер vital-krava ©

 
Он-лайн экзит-пул PDF Печать E-mail
Блоги - Блоги
Автор: panorama   
19.10.2009 01:00

«Он-лайн» прошел. Чтобы хоть как-то подвести итоги, мы решили опросить зрителей на выходе. Вопрос был простейший «Какой отрывок понравился больше всего?» Можно было указывать несколько понравившихся спектаклей. Всего было опрошено порядка двадцати пяти человек. Проценты в скобках приводим для большей наглядности.

«Сегодня удивительный день» Войтеховская/Захаров — 3 голоса (7%)
«Жизньубога» Балыко/Марченко — 3 (7%)
«Гусляр» Скрипко/Фаридович — 5 (12%)
«Диалог № 1» Казелло/Аверкова — 11 (27%)
«Рулетка» Ламонова/Тарасова — 6 (15%)
«Дожить до премьеры» Рудковский/Харланчук — 12 (29%)
«Сократ 09» Баландина/Орловский — 1 (3%)

Стоит, наверное, добавить, что опрос неофициальный. Конкурсной программы ведь на показе не было.
И этим, конечно, тема «Он-лайна» не исчерпывается.

 
Театр ONLINE — впечатления дилетанта PDF Печать E-mail
Блоги - Блоги
Автор: san.jee   
19.10.2009 01:00

Я, к сожалению, далек от театрального мира (да-да, давно не видел настоящих произведений и совсем дилетант), поэтому и суждения ниже совершенно обывательские и понятно, невежественные, поэтому — без обид:
-------------—
1) Первая пьеса «Сегодня удивительный день» (начало с пистолетом — «имею ли я право на выбор, как умереть. Вон котенок имеет...») До выстрела — очень нравилась актерская игра, красочность и натуралистичность ситуации и диалогов. Показалось исключительно натуральным и искренним, знакомым — диалог о кроссворде старушки и доведенного человека. После выстрела (и выхода клоуна из зала) — совершенно все смазалось. Т.е. вроде и житейские сценки «невнимательный муж, как я хотела иметь детей, лошадь» — только толи слишком гротескно, то ли скомкано... Завершающая «картина с шариками» — для меня выглядела не финалом, а «спасем хоть как-то концовку». В общем, идеальной пьесой был бы просто монолог того одного актера. 2) Пьеса про войну («Дожить до премьеры») — непонятна совсем. Точнее, понятно, что для актеров она, должна быть, смешная, родная, до боли узнаваемая. Меня же в начале сбило разделение «где игра, где война, где подготовка к спектаклю» (первая сценка «про не храпи немцы услышат» — было понятна совсем не сразу). Сама главная идея (шарж на подготовку актеров к спектаклю, типа важность отношений) для меня не столь интересна. Единственное, что скрашивало пьесу — очень симпатичная актиса, убедительно играющая «а-ля настояющую блондинку» («..и волосы не мыть?»). 3) Пьеса про «Гусляра» понравилась. Нет, совсем не смыслом. Смысла то нет, зарисовка одна. Но именно игрой характеров, и жизненностью ситуации «здесь и сейчас» (торг бабки, тыквы, белорусская администрация на дожинках, в минск«. Было ощущение, что 90% успеха пьса — игра «деда». Не знаю, кто другой ТАК бы сыграл. :) Даже глаза, оживающие при игре барабана. И — что больше всего понравилось, яркая финальная точка. По мне минисценка на 15 минут — так и должна быть. Отвечу на «тупо поржать» — смешно и весело не столько из-за шуток, сколько из-за игры, из-за узнаваемости, из-за того, что так можно сыграть. 4) Пьеса «Жизньубога» понравилась детективной развязкой. И ролью Бога, который очень убедительно и уместно выглядывал из-за занавесок и комментировал происходящее. 5) Самая смешная и хорошая пьеса — (Рулетка) «Про ангела и девочку в петле». И диалоги и игра ангела — просто замечательны. И концовка хорошая. Лучшая пьеса. 6) Сократ 90 — впечатление что студ. самодеятельность. Да, возможно, в ней играли непрофессиональные актеры, но с таким текстом — это «умереть можно». Хоть бы или смешной, или глубокий. А то... одна претензия на глубину. 7) Пьеса (Диалог) про «Он в ванной, часами моется и никогда не пускает меня туда» мне не понравилась (знакомой девушке — понравилось). Да... задумка «очень может быть», игра уборщицы — отличная, эмоциональное «его на самом деле нет» — грустное и трагичное... Но лично мне не понравилось. Как-то так «слишком витиевато», то ли диалог уборщицы хотелось, чтобы был «колоритнее, богаче, крупнее» по смыслу. То ли законченности не хватило. Т.е. по мне начало как введение (банально-будничнее) очень даже хорошее, но все в итоге осталось там же... в той же банальности. Что ли за «историями уборщицы» хотелось увидеть большее, что-то больное, знакомое, или удивительное. Будто бы осталось все там же — в банальности «психически измученной и больной молодой девушки» и «просто чуть-чуть циничной уборщицы». А хотелось... монолога а-ля из Достоевского... сжатого, яркого и «измученно больного». Хотелось побыстрее конца пьеса в «Он в ванной», «Пьеса про войну», во второй части «Имею ли право на выбор, как умереть» после клоуна. На Сократе 90 хотелось «встать и уйти» :) -------------—

Из общего:
1) много людей уходило. Какие-то явно театральные знатоки лет 40 прямо в середине первой части. Почти четверть «партера» ушло в антракте (причем уходила и молодежь). По разговорам в гардеробе «скука зеленая» :) 2) Еще мне не было не понятно, зачем НУЖНО было курить, причем еще именно детям («девочка в петле»). Т.е. лично для меня курение на сцене не добавила к выразительно «ничего». А в целом было чуть неприятно. 3) Понравилась хорошо реализованная идея видео-представления «Автора».

 
«Возвращение голодаря» (Республиканский театр белорусской драматургии) PDF Печать E-mail
Блоги - Блоги
Автор: Iten   
18.10.2009 01:00

Очень трудно найти верную интонацию при рассказе о театральном спектакле, особенно если учитывать тот факт, что я редко хожу в театр. Перед тем, как пойти на пьесу «Возвращение голодаря», я «подготовился»: добросовестно прочитал рассказ Ф. Кафки «Голодарь», но, кажется, я его уже читал и раньше, а также поговорил со знакомой-филологом, сказавшей мне, что этот рассказ является рассказом о «проблеме творчества». Конечно, мне это мало помогло в восприятии.
После спектакля я решил подумать иначе, и, самое главное, старался «не обнаружить» в спектакле Кафку, хотя спектакль сделан по мотивам его рассказа, а также обращён, со слов автора пьесы, Сергея Ковалева, к ещё одному спектаклю, основанному на произведениях Кафки. Однако я не совсем отказался от понятия «абсурд». Как мне кажется, понятие «жанра абсурда» подходит только как термин, при помощи которого стремятся передать некое ощущение мира, но сам этот мир абсурдом не является, он вполне реален. А потому «абсурд» не бросается в глаза, он обычно «вдруг замечается», если на это есть зрение.

В спектакле, если я правильно понял, была попытка усиленно передать идею «абсурда» (путём, например, включения фантасмагорических сцен с участием цирковых привидений, ведущих себя «дьявольски», почти как на шабаше), но эта попытка была слишком прямолинейна, хотя сами по себе эти вставки привлекали внимание. Мне кажется, что ощущение абсурда не может быть получено путём прямого указания, хотя вся современная белорусская культура является пока что «прямым высказыванием» без сложных конструкций. Правда, эти «прямые высказывания» бывают разного рода, заслуживающие уважения или нет (в данном спектакле подача идеи абсурда была слишком прямолинейной, но искренней).
Решение «отказаться о Кафки» я принял ещё и потому, что этот писатель транслировал идеи, первым автором которых он не являлся. Кафка когда-то читал Кьеркегора, датского философа-экзистенциалиста. А это, в свою очередь, обозначает, что речь идёт о проблемах довольно фундаментального характера, не связанных, например, с узкими рамками «жанра абсурда» или «творчества Кафки». Ведь если спектакль поставлен сегодня, то это говорит о том, что некоторая проблема до сих пор существует, но её зрителю нужно вычислить.
Кьеркегор, как мы знаем, «перечитал Библию и не нашел в ней оснований для душевного спокойствия». Как мне кажется, об этом и спектакль, как об этом, в свою очередь и творчество Кафки. Этот спектакль о том, как мы обретаем душевное спокойствие, о том, как мы испытываем беспокойство тогда, когда видим людей, нашедших себя. В этом смысле Голодарь это всего лишь символ нашего душевного беспокойства, обретший плотскую форму у Кафки, для которого прямое высказывание было неприятным. Голодарь совершенен сам по себе, но мы отказываемся в это верить и рады осквернению, которое должно подтвердить наше собственное право на слабость. Голодаря могло и не быть на сцене, это не обязательно (или нас беспокоят только «реальные объекты»?), возможно даже представить такой спектакль, и, кстати, в конце этого спектакля Голодарь «внезапно ускользает», исчезает. Смысл спектакля описан в одной из сцен, которая кажется периферийной: актриса идёт по сцене и говорит о том, что человек «должен делать то, что должен», преодолевая препятствия. Иначе невозможно.
И что именно должен делать человек? В спектакле образы актёров и персонажей могут быть «распределены» по своей жизненной позиции так, как это делал Кьеркегор, анализируя человеческое поведение. Бурмистр и Журналистка находятся на «эстетической стадии» отношения к жизни, потребляют «наслаждение», рациональны ровно в той мере, чтобы не препятствовать собственному наслаждению или возможности его получить. А также они готовы уничтожить то, что их беспокоит, то, что заставляет их почувствовать себя в «слабой позиции».
Эрна и Александр перешли к «этической стадии», выбрали «долг» и моральный закон, получили некую «внутреннюю ориентацию» в жизни, отказавшись от конформизма. Они осознали, в конечном итоге то, что Голодарь всего лишь символ, и «быть Голодарём» им нужно самим. Пиза и Жабрачка находятся в «отчаянии». Они уже прожили жизнь, и, участвуя в осквернении Голодаря, реализуют свой последний выбор между долгом и слабостью наихудшим образом, окончательно предают себя самих. В этом спектакле нет героев, даже Эрна и Александр не являются «героями», просто потому, что они «делают то, что должны делать», но их решение открыто, оно не навсегда. Все остальные персонажи останавливаются на низших стадиях отношения к жизни, а потому тоже не являются героями, но они являются людьми, которых можно оценивать с этической позиции. А эта оценка предполагает некое милосердие, суть которого сводится к тому, что эти люди сами себя наказывают, нет необходимости в дополнительном зрительском осуждении. В этом спектакле все равны.
Если говорить об актёрской игре, то я не знаю, что сказать. Как мне кажется, она была достаточной для того, чтобы передать идею спектакля, хотя сама структура спектакля не была в этом смысле жёсткой. Несколько раз я «понимал», когда смотрел, то есть просто чувствовал подлинную поэтику спектакля, его высшие точки, они были хороши, но иногда я отвлекался. Спектакль не был ровным, но он не был и пафосным, даже на этих точках, хотя тема именно такая, фундаментальная. Игра Бурмистра и Журналистки иногда раздражала, потому что была обращена к демонстрированию «чувственности», «похоти» (это ведь «эстетическая стадия»), однако в ней не было необходимости, хотя бы потому, что герои давно уже выбрали свою «эстетику», не нужно её подчёркивать, всё уже органично и цельно. То, что режиссёр этого спектакля женщина, объясняет, как мне кажется, отсутствие явной вульгарности. Но может быть натурализм в целом вообще присущ белорусскому театру: иногда я видел просто похабные постановки, в которых обыгрывается чувственность в виде «народного бурлеска».
Перед спектаклем одна из актрис делала «развлечение» для театральной публики, отпускала шутки, здоровалась. А потом, когда спектакль начался, она вдруг стала актрисой уже из спектакля, поднявшись на сцену. И зрители, которых перед спектаклем таким образом готовили к «иллюзии», настраивали, я думаю, почувствовали то, что такое театральная реальность, а она не является простым «развлечением».

Спектакль шёл на белорусском языке. Этот спектакль был странным, но, как мне кажется, он был недостаточно странным, словно есть опасения, что странность не будет понята совсем. «Странное» это значит реальное, но не «реалистичное».
*Режиссёр -Екатерина Аверкова. Автор пьесы — Сергей Ковалёв. Интервью с С. Ковалёвым.

lj-user iten ©

 
О фестивальности PDF Печать E-mail
Блоги - Блоги
Автор: panorama   
17.10.2009 01:00

Гуляли сегодня с гостем фестиваля. «Проведи меня, говорит, в ваше Троицкое предместье». Ходили по булыжной мостовой, гость крякал от удовольствия. «Хорошее, говорит, место. Слушай, а почему здесь фестиваля нет. Смотри, как тут здорово проводить уличные мероприятия. В этом павильоне какой-нибудь стэнд-ап или моно. А вечером к семи все идут в Купаловский на спектакль. А то тут ведь действительно ни растяжки ни бигборда, ничего нет...» Нет, у вас не фестиваль, добавил он потом. У вас какие-то гастрольные показы. Это ничего не даст. Такое Чеховский фестиваль может себе позволить, привозя за миллионы топовые спектакли. И он тоже по сути не фестиваль.
Дальше рассуждения ушли в далекие палестины. В наших краях по-прежнему главным источником информации являются слухи.
Продолжим анонимный стиль этого поста и сформулируем их так: одному культовому белорусскому режиссеру не понравилась «Соня», а вот спектакль «Возвращение Голодаря» (куда пришло неожиданно много фестивальных людей) понравился театральному продюссеру из неблизкого зарубежья.

 
Про соней и не только PDF Печать E-mail
Блоги - Блоги
Автор: panorama   
16.10.2009 01:00

Фестивальные разговоры о спектакле «Почему? Почему?» вполне можно свести к чудесности актрисы Мириам Гольдшмидт. Спектакль всем не настолько понравился, как она сама.

Между тем фестиваль продолжился спектаклем рижан «Соня». И тут уже вовсю бурлит пресловутая спецпрограмма. Завтра пообещали встречу с постановщиком спектакля Алвисом Херманисом. Кроме того приехал обаятельный Артур Гукасян, будет учить наших (будущих) театральных руководителей жизни.

 

 
Вторая неделя фестиваля PDF Печать E-mail
Блоги - Блоги
Автор: panorama   
15.10.2009 01:00

Дождались. В смысле те, кто ждал, теперь могут радоваться зарубежной программе «Панорамы».
В Минске сам собой организовался день Питера Брука. Желающие в семь часов проходили строгости осмотра в Дворце республики, а потом топали в кинотеатр «Победа».
В кулуарах организаторы успели похвастаться, что белорусская программа свою миссию выполнила. Заключены какие-то важные договоренности, наметились международные проекты.
Но главная тема дня вчерашнее обсуждение.

 
Белорусская программа «Панорамы». Круглый стол. Реплики. PDF Печать E-mail
Блоги - Блоги
Автор: panorama   
15.10.2009 01:00

Николай Пинигин, художественный руководитель Купаловского театра и фестиваля «Панорама»:

«В будущем логичнее будет сделать так: будет какой-то фестиваль в Беларуси — я надеюсь: он возникнет — по примеру «Золотой маски». Национальный фестиваль, в котором первый приз, условно говоря, обозначал бы участие в «Панораме».

Людмила Громыко, театральный критик:

«Наше мнение может быть разным, но интересно, что бы сказали об этом и приглашенные критики в общем контексте, международном».

Татьяна Команова, театральный критик:

«Каждый раз глядя в афишу белорусской программы, я задавала себе вопрос: для какой категории зрителей и с какой целью в рамках фестиваля показываются эти спектакли?»

Николай Пинигин, художественный руководитель Купаловского театра и фестиваля «Панорама»:

«Какая режиссура? В Беларуси режиссеров нет. Я не могу себе в театр найти режиссера,чтобы поставил приличный спектакль.»

Татьяна Команова, театральный критик:

«Должны быть дискуссионные клубы, как в Торуне на „Контакте“ делается — по окончанию фестивального дня, когда собирается театральная публика, представители коллективов, журналисты и просто общаются, делятся своими мнениями о спектакле».

Николай Пинигин, художественный руководитель Купаловского театра и фестиваля «Панорама»:

«Давайте после зарубежной программы также соберемся».

 

 
Встреча с Цеслером PDF Печать E-mail
Блоги - Блоги
Автор: panorama   
13.10.2009 01:00

Про то, что в рамках спецпрограммы прошла встреча с художником и дизайнером Владимиром Цеслером уже написали. Расскажу, почему она была интересная.
Всем, кто пришел, посчастливилось не просто увидеть остроумные работы художника в большом количестве, но и послушать не менее остроумные и веселые авторские комментарии и истории создания этих работ, из которых, как заметил Николай Пинигин, можно составить книгу.
Цеслер рассказывал про свою знакомую, которая кирпичом разбила стекло в машине американского посла, про то, что в перестроечные времена было легче найти для съемки взрыватель от гранаты, чем обыкновенный лимон. И еще много всяческих интересностей.
В общем, завидуйте, кто не пришел.

 
Фестивальные слухи PDF Печать E-mail
Блоги - Блоги
Автор: panorama   
12.10.2009 01:00

Журналистов на фестивале работает много, но организованного потока информации нет. Не хватает каких-то ежедневных реляций, брифингов, рассылок... Именно они обеспечивают фестивальность.

Поэтому довольствуемся слухами. Вот говорят, Пинигину очень понравился спектакль «Нетанцы».

 
<< Первая < Предыдущая 11 12 13 14 15 16 17 Следующая > Последняя >>

Страница 16 из 17