ВАША НОВОСТЬ


Если Вы знаете театральную новость,
которой нет у нас, пожалуйста,
напишите нам

Кто на сайте

Сейчас 166 гостей онлайн

«Лучи счастья» (спектакль РТБД «Женщины Бергмана») PDF Печать E-mail
Блоги - Блоги
Автор: александра   
27.05.2011 02:02

Счастье... А что оно значит для женщины? Возможно, быть актрисой или певицей, а может семья, или дети смогли бы сделать ее счастливой? В мире не найдется одинаковых определений женского счастья, ведь женщины переменчивы, они всегда ищут себя в жизни, иногда находят сразу, а иногда приходится долго пробираться к той жизни, которая смогла бы сделать их счастливыми. Вот и героини спектакля Ингрид (Татьяна Мархель) и Лиу (Людмила Сидоркевич), оказались в руках хитрой судьбы, которая перепутала все дороги. Спектакль Республиканского театра белорусской драматургии «Женщины Бергмана», по пьесе Н. Рудковского, поставленный В. Анисенко, рассказывает про жизнь двух совершенно разных, но одновременно близких женщин, которые мечтали быть счастливыми.
С первых минут спектакля режиссер (В. Анисенко), подчеркивает бремя судьбы тяжелыми камнями, которые лежали на переднем плане сцены. Они были обмотаны веревками, что напоминало самодельные якоря. Но только не тех кораблей, что на плаву, а тех, что давно затонули. Теми же веревками была обмотана кровать Ингрид, это создавало впечатление ловушки, из которой уже нет выхода.
Ингрид, знаменитая певица, которая потеряла голос, и теперь вынуждена лежать в больнице. Она не надела в спектакле речью — за весь спектакль она не проронила ни слова. Но глаза актрисы говорили, и говорили так, что хотелось плакать. Внутренняя боль, душевная рана отражались в них. Перед нами стояла несчастная женщина, она была одинока и наглухо закрыта в себе, как дверь в комнату, в которой ничего нет. Она и была той пустой, которая так и не успела наполниться жизнью.

 

Конечно, можно задастся вопросом, а почему она была несчастна, ведь слава и деньги у нее были. На все эти вопросы уже в начале спектакля отвечает режиссер. Вокруг темно, и только из глубины сцены проливаются яркие лучи света, похожие на блеск софитов. Эти лучи и были счастьем, только вот Ингрид, выйдя на сцену, стала к нему спиной. Она заслонила его собой, такое режиссерское решение подтверждает то, что карьера певицы не должна была стать для нее целью жизни...
Теперь у нее никого нет: ни семьи, ни тех поклонников, которые когда-то восхищались ее голосом и дарили цветы. Она осталась наедине со своей израненной душой, с которой ее приходится вести диалог.
Она потеряла веру в себя и свои силы, хотя нахождение на сцене прикроватного туалетного столика, больше напоминающего гримерный, все таки вселяло надежду на светлое будущие. Над столиком было зеркало, в которое Ингрид всегда смотрела ни как больная, находящаяся на лечении, а как настоящая актриса. Она широко расправляла плечи, поднимала подбородок, ее взгляд менялся, и перед нами уже была величественная и гордая женщина, в которой была надежда на счастье. Талант Татьяны Мархель поражает, безмолвствуя, она смогла говорить. Ее глаза были настолько выразительны, что слезы в глазах казались криком души, она смогла мимикой и пластикой движений выстроить образ, который не нуждался в словах...
А вот вторая героиня Лиу — бесконечно много говорит, но кажется, что даже этих слов не хватит, чтобы выразить всю ту боль и обиду, которая затаилась в ее душе. Детство героини прошло в интернате, где ей не хватала любви и жалости. Поэтому образ героини и строился на некоторой жесткости слова, не умения вовремя говорить, жалеть, просить прощения. Девушка не однократно повторяет: "Я буду, я точно знаю, что буду счастливой«.Ее движения резкие, поступки непредсказуемые, голос постоянно переходит от тихой до самой, что ни на есть громкой. Она может в одну минуту обливаться слезами, а через секунду уже громко заразительно смеяться. Такое поведение вводила Ингрид в состояние шока, чего и добивалась Лиу, это была психотерапия, которая должна была заставить говорить Ингрид.
Жанр спектакля выбран режиссером как психологическая драма, что полностью соответствует тому, что происходит на сцене. Лиу пытаясь помочь, не замечала, как издевалась над Ингрид. Она приносила вещи, которые ранили ей сердце. Последней каплей стали цветы. Эпизод с которыми стал переломным, острые как нож стебли вместе со словами Лио: «эти цветы украсят твою могилу фрау Ингрид» вонзались в сцену... но женщина осталась молчать, только немой крик вырвался из ее души. Она простила девушку, так как понимала, что это она делала только из любви к ней.
Режиссер все таки дает надежду на счастье этим двум женщинам. В завершении спектакля, Лиу просит прощения у Ингрид, за всю ту боль что причинила ей, за ту любовь, которую не знала как выразить. Режиссер, как бы повторяет ту сцену со светом. Только теперь, лучи счастья обращены на главных героинь. Теперь они вместе, две одинокие души соединились воедино, и только теперь они счастливы...

 

Просмотров: 14966
Архив комментариев

busy
 

Похожие материалы