ВАША НОВОСТЬ


Если Вы знаете театральную новость,
которой нет у нас, пожалуйста,
напишите нам

Кто на сайте

Сейчас 55 гостей онлайн

Блоги «Театральной Беларуси»

Блоги «Театральной Беларуси»

«Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью», — пошутил кто-то однажды. А режиссер Олег Жюгжда взял да и сделал — в своем странном атмосферном спектакле «Превращение».
Однажды коммивояжер Грегор Замза проснулся и понял, что с его телом произошла странная метаморфоза: из человека он превратился в жуткое насекомое. Символично, что до превращения Замза промышлял продажей баллончиков с инсектицидом (хотя в оригинале, у Кафки, главный герой торговал сукном) и время от времени охотился с аэрозолем за жирным тараканом. Теперь же он сам — отвратительный жук, никчемная букашка.


Умер Вадим Леванов, российский драматург. Вадим приезжал к нам в Минск на семинар несколько лет назад. Эта встреча была очень полезная и важная для нас, Центра белорусской драматургии. И неслучайно, что к нам приехал именно Вадим. Я познакомился с ним много лет назад, когда «Свободный театр» поехал в Тольятти на фестиваль «Майские чтения», и у меня получилось сесть к ним на хвост. Вокруг фестиваля крутилось очень много симпатичной молодежи, и они охотно участвовали в фестивальных делах, уверен, потому что чувствовали от Вадима Леванова какое-то такое отеческое отношение. Задумываешься о роли личности в истории. Имя этого драматурга в Беларуси так точно широкая публика так и не узнает. Но именно этот человек дал дорогу, подтолкнул к творчеству так много людей, что он достоин быть помянутым.


“Белорусская тезка кэрролловского героя своими постановками создает на сцене настоящую страну чудес; актеры не произносят ни одного слова, но своими движениями рассказывают целую историю” – так говорят критики о молодом, но очень перспективном явлении минской театральной сцены, театре «Бармаглот».
Театр, за недолгую историю своего существования, успел уже неоднократно засветиться на самых престижных площадках столицы, а также принять участие в известных международных фестивалях в Беларуси и зарубежом.
О том, как все начиналось, чем живет театр сейчас, и что ждет зрителя в будущем, мы поговорили с режиссером Алисой Илюшиной.

 


Драматургия Чехова, написанная более века назад, представляется для современного театра мифом, с которым и пытаются взаимодействовать режиссёры, обыгрывая, разрушая или реконструируя его в сегодняшней реальности. В белорусском театральном пространстве попытки контакта современности с мифом о Чехове встречаются не так часто, тем не менее интерес к драматургии классика не угасает.

Спектакль «Драй Швестерн» («Три сестры») Алексея Лелявского в Белорусском государственном театре кукол — яркий пример театра предмета. В нем разрушается миф о лирической, овеянной светлой грустью драматургии классика. Уже на программке к спектаклю мы видим мертвых лошадей, запряженных в полуразрушенную повозку, а в серо-желтой дымке виднеется дом, от которого они так и не отъехали. Эта картина совершенно точно передает ощущение безнадёжности и пустоты мира, в котором живут три сестры А. Лелявского. Жуткий образ свалившихся лошадей на программке дисгармоничен и страшен, как и весь спектакль, пропитанный духом смерти. Смерти в прошлом и мертвячности в реальности. «Может быть, нам только кажется, что мы существуем, а на самом деле нас нет?» — эти слова Чебутыкина упрямо не выходят из головы и после окончания спектакля, а перед глазами предстает сцена, когда один из героев заводит волчок. Легкое, органичное круговое движение знакомой с детства игрушки заставляет замереть всех персонажей и заворожено следить круг за кругом за наивными, отчаянными попытками юлы сохранить в себе жизнь и не поддаться силе притяжения.




«...Проснувшись однажды утром после беспокойного сна, Грегор Замза
обнаружил, что он у себя в постели превратился в страшное насекомое... Став большим страшным жуком,  Грегор  сохранил человеческую душу - внутри он остался личностью, которой в этой ужасной ситуации, как никому другому, были нужны поддержка и понимание..
Франц Кафка

 

 






После затянувшихся летних каникул "KARAKULI" возвращаются на минскую сцену!

 

На этот раз повод  встретиться с друзьями у театра исключительный - ему исполняется 3 года!


Гляджу я спектаклі і думаю, што можна вывучаць філасофію ці структуру пастаноўкі, можна пастарацца разгадаць павуцінне рэжысуры, калі яно ёсць, але галоўнае, што застаецца па дарозе дадому — гэта эмоцыя. Як не круці, але чалавечыя ўзаемаадносіны па сваёй складанасці, тонкасці і шматзначнасці ніхто і не што не пераплюне. Самае цікавае для мяне на сцэне — гэта асоба. Асоба — індывідум, нават у вобразе ці ролі. Спробы завастрыць нейкія пытанні ў спектаклі гучаць няўцямна, ці мне не зразумелы тонкі кантэкст існавання польскага тэатру ў эўрапейскім глабалізацыйным балоце Эўразвязу. З структуры убачаннага на сцэне, на мой погляд, не вынікае фінальнага: «Хлеба, Хлеба!!!» Мне так хочацца крыкнуць: «Актораў, Актораў!!!» ACT — дзеянне!!! Да чорта тэкст, ён можа быць смешным, ці не суперсмешным, але ён для мяне не галоўны. Шукаючы пачуцце натыкаешся на піскелі на сцэне. І не кажыце, што так і было задумана. Кантральдэліт.


Паглядзеў спэктакль «Эмігранты» ў Тэатры «Кампанія». Бліскучая п’еса Славаміра Мрожка, бадай што, для сучаснай Беларусі найактуальнейшая. Зрэшты, і спэктакль Андрэя Саўчанкі — не халасты стрэл. Ён адзін з тых нямногіх у Менску, якія востра дакранаюцца да беларускай рэальнасьці, і ня толькі публіцыстычна, а і праз псыхалягічнае заглыбленьне ў лёсы людзей.


Вчера у нас в театре был праздник «Дон-Кихота». Такой праздник, по сравнению с которым неровный во всех отношениях женский кордебалет в дриадах и неточный иногда оркестр, казался ничего не значащей мелочью.

Как прекрасно взаимодействовал кордебалет с солистами, с каким участием встречал каждый выход, какая жизнь кипела — глаза разбегались. Особенно органичен был молодой человек за крайним правым столиком (по-моему, Геннадий Кулинкович) — совершенно очаровательно торговался за цветы, купив, не совсем по своей воле, правда, почти все содержимое корзины.


 

Все прошло в очень деловой атмосфере. На редкость минимум было пустых разговоров, а больше конкретики, где, когда, как пройти.

Чем важна программа? Тем, что целенаправленно выделены белорусские спектакли в так называемый «шоу_кейс», и белорусские спектакли, по сути, будут соревноваться в отдельном конкурсе, т.е. как пояснили, в случае если гран-при получит не белорусский спектакль, то белорусы с лучшим рейтингом все равно получат приз (какой-то загадочный и приятный сюрприз).