ВАША НОВОСТЬ


Если Вы знаете театральную новость,
которой нет у нас, пожалуйста,
напишите нам

Кто на сайте

Сейчас 128 гостей онлайн

Блоги «Театральной Беларуси»

Блоги «Театральной Беларуси»

При всей моей любви к «Жизели» как таковой вчерашний спектакль никак нельзя назвать удачным. Была усталость, была служебная халатность, было равнодушие, было ощущение обветшалости, нашлось место и откровенной халтуре. Не порадовали те, кто радует обычно. И те, от кого ничего не ждешь нового, тоже не порадовали. Единственный ради кого стоило все-таки видеть вчерашнюю «Жизель» это Ганс Дениса Климука. Образ был настолько продуман, а воплощение так хорошо, что остальные герои казались ну очень бледным его фоном. Среди его (образа) великолепия запомнились более всего два момента: Ганс собирает цветы из прически Жизели в сцене сумасшествия — бережно, будто бы у него в руках ее жизнь, боясь расплескать, так словно от этих голубеньких цветочков зависит исход болезни, они — сосредоточие жизни, которая для Ганса — только Жизель. Второй момент — перед тем как Альберт обвиняет лесничего. Оцепенение Ганса, скорее даже то, как он возвращается к реальности от того, что Альберт трясет его за плечи — это было, наверное, самое яркое воплощение этой сцены из мной виденных. Браво!


Сплошное восхищение от вчерашней премьеры. Такой стилистической цельности, такой легкости, такого купания в материале, ансамбля и всего прочего, что составляет достоинства блестящей постановки, я не видела ох как давно.

Больше всего восторгов вызвал Юрий Городецкий – это же надо быть таким артистичным, обаятельным и … старомодные изящество с грацией так и просятся на язык. И все эти площадные штучки у него окрашены тем же изяществом. А уж как пел! Как пел!


Scuola dello spettatore

Написал: alex_strel

То, что мы обсуждали с Игорем Скрипкой после прессухи Купаловского.

В туринском Teatro Stabile (один из статусных театров Италии) есть постоянно действующая Школа зрителей. Объединяют продвинутую публику (тех, кто приобрел абонемент), читают лекции по истории театра, про ведущих драматургов, встречаются с творческими деятелями. Причем лекции обязательны: если пропускаешь — не аттестовывают. Как настоящие курсы: воспитывают профессионального зрителя.

via pavelrudnev


Итак, господа режиссеры, с декабря  ваше «самоуправство» в театре заканчивается!
В соответствии с новой редакцией закона «Об авторских и смежных правах» вы уже не будете являться авторами спектакля. Легче кухарке управлять государством, чем вам отстоять свои права на спектакль.


В совбелке вышел материал о могилевских читках.
Как на мой взгляд, так он слишком простоват. Основные проблемы там не затрагиваются. Но в целом незлобная статья в совбелке поможет Кате Аверковой куда больше, чем самая что ни на есть классная дискуссия.


Театральны Rovar

Написал:

Акцёр-трагік Анемпадзістаў служыў у губернскім драматычным тэатры акцёрам сцэны. Дзеля эканоміі грошаў, з экалагічных мэтаў і дзеля форсу ён ездзіў на працу на веласіпедзе фірмы «Rovar». Душа яго сьпявала, за сьпіной вырасталі крылы і ён ляцеў па родным горадзе са сьвістам. У сераду ў сярэдзіне ліпеня а 18 гадзіне ён залажыў круты віраж, зварочваючы з галоўнага праспекта да свайго тэатру, дзе ён меўся сыграць галоўную ролю ў сьпектаклі «Старасьвецкае жыццё навыварат». Менавіта ў гэты ж час паліцыя праводзіла аперацыю антытэрарыстычнага зьместу «Не сьвісці». Злавілі яны галубка, скруцілі, узялі пад белы ручанькі, прывезлі ў аддзел-пастарунак і пытаюць: «Ну што — дасьвісцеўся?». А акцер-трагік Анемпадзістаў адказвае : «Ну што вы, пабойцеся Бога, я жа ісьціна правільна веруюшчы, я не мог праізвадзіць сьвіст — гэта бясоўскія гукі».


З нейкім сумам у думках завяршыўся для мяне гэты сезон. Не толькі і не столькі прычынай выступае рэканструкцыя з частковай рэстаўрацыяй. Хоць трэба прызнаць, што адсутнасць напружаннага графіка дазваляе паглядзець з боку на сітуацыю. На працягу года шукаў нейкую дадатковую цікавую працу, але не склалася. Добрая справа рэканструкцыя, але чаму кіраўніцтва так і не мела пэўнага плана для хаця б захавання таго, што часткова прысутнічала ў атмасферы тэатра. Безумоўна, аб’ядноўвае добры спектакль — шчырая і адданая праца на якую-кольвек ідэю. Але і тут на маю думку, як кажуць, не адбылося. Уршуля Радзівіл выклікае больш пытанняў, чым адказаў. Класная музыка Андрэя Зубрыча, добрыя спевы і мікрафоны, але прычым тут драмтэатр сказаць цяжката. Не спрацоўвае. Не ўзрушвае. Мяне не кранае. Ледзь не самы дарагі спектакль тэатра пакідае ўраджанне самага спрэчнага за апошнія гады. Пачынаючы ад стылістыкі, сканчваючы звышмэтай.


Информация к размышлению

Написал: alex_strel

Теги: Руднев

Очень интересные материалы о театре выходят сейчас в интернет-журнале «Новая Европа». В частности помимо интервью Павла Руднева в комментах он очень пространно отвечает на вопрос.
Наводит на размышления.
Вот фраза, например: Театральная плоть, театральная материя, театральный язык формируется всеми участниками театрального процесса одновременно с нуля.
Вот это мне нужно прежде всего. Никакой театр невозможен без воли к нему, без потребности создать, сотворить «театральную плоть». В чем она сегодня?


В книжке воспоминаний о драматурге Александре Володине рассказывалась история о том, как при обсуждении очередного спектакля драматурга в присутствии какого-то там обкома автора попытались из этого самого обсуждения выставить. Вместе с Володиным ушли тогда ленинградские критики, которых пригласили в качестве экспертов.

Годы идут, традиции живут.

«Посмотреть, обсудить и сравнить между собой по нескольким параметрам 42 премьеры сезона в состоянии только люди, для которых это профессия. Такие люди такую работу и проделали. А другие люди на основании “я не видел, но мне не нравится” всю эту работу перечеркнули».


Во вторник прошла объявленная пресс-конференция Купаловского театра.
Формат лично для меня был выбран очень интересный, и все же остался неприятный осадок. И я скажу сразу про плохое. Мероприятие проходила в Музее истории театра в верхнем городе, и так как это было «чужое помещение», ровно через два часа нас фактически выгнали оттуда. Журналисты жаловались на пресс-релизы и на критиков, критики жаловались на журналистов, сотрудники театра ругались на критиков. Такое ощущение, что это мероприятие было не нужно никому, кроме Николая Пинигина.