Драматургическая лаборатория. Процесс. Драматурги.

Написал: Vika

 

Сергей Анцелевич, драматург, режиссёр. На лаборатории второй раз.


В. Б. – Сергей, твоя тема – вера. С какой стороны ты решил к ней подойти, ведь ты был склонен к философским рассуждениям, но и хотел  посмеяться над встречающейся абсурдностью её проявлений и интерпретаций?

С. А. - Сейчас такой момент, когда материал начинает управлять мной, а не я им. Я куда-то иду, а куда - не понятно.  Со всех сторон идут разные идеи и истории, вспоминается какая-то информация и получается ассорти. Я понимаю, что какая-то история не подходит и её надо вписывать по-другому, а значит - менять технологию. Поэтому, если честно, я пока не определился конкретно. Я точно знаю финал, но в читке здесь он пока не прозвучит. Хочу придержать его до того момента, пока пьеса не будет написана. Я вот даже вчера Саше Марченко и Андрею Савченко прочитал маленький кусочек и рассказал какие-то вещи сюжетные, и, все равно, немного жалею, что раньше вскрыл. Может быть, оно в последующей работе и перевернется.

В. Б. – То есть  общение с режиссерами в данном случае тебя не очень успокаивает.

С. А. – Нет. На самом деле, это было полезно. С конфликтом мне помогли, Саша рассказал несколько историй, которые мне хочется вставить в текст, в них есть классный выход на ситуации. Я просто такой человек, мне бы хотелось до последнего момента держать это при себе, а потом раз.. и проверить, что работает, а что нет в пьесе.

В. Б. – Ты не в первый раз на лаборатории. Как работается в условиях, когда  ты  зажат в определенные условия и сроки?

С. А. – Я вообще люблю такие лаборатории и мастер-классы. Возможно, я не скоро взялся бы за работу, а когда в сжатые сроки нужно сделать, мне кажется, текст получается более органичным, более искренним, потому что  делаешь его вот так, сосредоточенно и порывисто, долго не засиживаясь. Первый раз я был в качестве режиссёра. У нас было две работы: первую мы втроем делали (с Д. Богославским и В. Красовским, пьеса «PATRIS»), а вторую я с Димой ставил («Внешние побочные») - тогда был очень бурный совместный процесс. Я тогда говорил, что мне хочется что-то про пустоту, а Дима сказал – «молчание» и так и получилось.. Сейчас немного отличается. Есть некоторая паника, потому что я начал текст с нуля и надо быстро собирать и складывать материал. Когда, я сел после первого общего разговора, мне стало немного страшно. Теперь тоже чувство, только уже от переизбытка материала. Есть еще один фактор: сейчас такой момент, когда мне несколько надоело писать так,  как раньше. Хочется новую технологию нащупать.

В. Б. – Ты можешь определить жанр своей пьесы?

С. А. – Нет, но я понял единственное.. Нужен ключик, который я пока не могу найти. Вот как я говорил изначально «постебаться», этого  я не могу, очень сопротивляется во мне материал, хотя и до этого понимал, что тема опасная.

 

Виктор Красовский, драматург, режиссёр. На лаборатории второй раз.


В. К. - Тема смерти висит у меня уже три года и хочется её уже закрыть. В этой истории все личное. Это, как вывесить трусы на проспекте Независимости. Хочется сказать максимально правдиво, без прикрас, без драматичности, что смерть это гораздо проще. Когда родители умирают, а внутри кажется - что-то ты не доскорбил.. Хочется показать правду матку.

Пьеса уже была написана в 2008 году, но тогда я решил её доработать. Главный герой это я, только с художественной точки зрения. Я понимаю, что в тексте персонаж был таким, каким бы мне хотелось себя показать. Сейчас я пытаюсь быть максимально откровенным и показать себя так, как я бы не хотел себя видеть. Иногда, читаю и, кажется, тягомотина такая, что хочется вписать что-нибудь вроде: птичка влетела и выколола глаза покойнику. Жести не хватает. Дописываю материал, который еще записал.

Я еще такую штуку открыл и хотел бы развивать в себе это.. Мне нравиться такая форма, когда сюжет идет не только вне человека, но и внутри.  Идет диалог, а потом я делаю ремарку «человек думает». Вот этот процесс мышления, который может быть по полторы страницы монолога за раз, я стараюсь, чтобы он влиял на события. Для режиссёрского воплощения это сложно. Это уже второй текст, в котором я такое делаю. В другой моей  пьесе «Ситуация 2222», там все строиться на этом. Два персонажа между собой разговаривают только в нескольких предложениях. Все остальное – параллельно развивающийся внутренний диалог каждого героя.

Драматург должен понимать, что текст выходит в звук. Мне легко писать драматургию, потому что я разговариваю в своей голове. Если драматургу этого не хватает, он начинает читать диалоги вслух, а если и этого мало – делает читку. Драматургия – это «звучащий текст». Даже ремарка должна говорить. Меня всегда останавливают ремарки типа «комната, комод, над комодом портрет, за окном дождь». Ничего не сказал драматург, не звучит текст. Вот ремарки Пряжко, например, - они классные очень, в них как бы жанр продолжается.

В.Б. – Витя, в чем для тебя произошло отличие между прошлогодней и сегодняшней лабораторией?

В. К. - На прошлой лаборатории я выступал как драматург. Сережа Анцелевич был как спарринг партнер, то есть я писал, а он озвучивал: «да», «нет» - решал что подходит. Сейчас драматурги в преимущественном положении находятся перед режиссёрами, тогда же была работа 50 на 50. Сейчас я ехал с самостоятельными задумками, осознанно. Времени писать в жизни совсем не находиться, поэтому я очень  рад этой возможности, отделиться от реальности и уйти в написание текста.

В.Б. - У вас с Сергем Анцелевичем и Димой Богославским состоялась уже сложившаяся творческая команда. Как работается вместе?

В. К. – Мы с Димой вместе учились в колледже искусств, после первого курса я ушел в Академию искусств на режиссуру, там с Сергеем познакомились. Потом и Дима в  Академию пришел учиться. Сложно вместе, но это, наверное, и нормально. Предлагаешь что-то, а кто-то, чью идею, ты когда-то оттолкнул, начинает просто в ответ за это отрицать. Ругаемся, кричим. Каких  способов мы только не предпринимали: по интернету обсуждали, собирались, проигрывали написанный текст. Сейчас мы тоже идем рядом, но уже в шаге друг от друга, просто надо проверить собственную творческую самостоятельность.

Фото Н. Леванова

 

Просмотров: 9127
Архив комментариев

busy