99, а там - пару дней и все...

Написал: Vika

На фестивале «Театральный Куфар»  стартовал  совместный с Центром белорусской драматургии проект «КуфарДрамаЛаб». Три режиссёра за время фестиваля ставят спектакль или читку по пьесам молодых белорусских авторов. Репетиции уже начались, и мне удалось пообщаться с одним из участников проекта.

 Эстонский режиссёр Калев Куду работает над новой пьесой В. Красовского «Пару дней и все», которая уже успела вызвать неоднозначную реакцию московской театральной публики на фестивале «Любимовка-2013».  Калев Куду сталкивается с современной белорусской драматургией не первый раз. Режиссёр уже поставил три спектакля по пьесам П. Пряжко  «Запертая дверь», «Жизнь удалась» и «Трусы».

Калев Куду:

«Паузы»

Мы второй день работаем. Я сейчас улавливаю общую картинку: написано хорошо, ритм хороший. Для меня хорошая драматургия – это вовремя сделать паузу. Драматург должен знать, когда её вовремя поставить. Если пауза в тексте работает, то и весь текст работает. Беккет, например, очень тонко работал с паузами. 

Красовский работает с паузами довольно точно. Герои в пьесе не знают, что говорить, как надо дальше продолжать разговор, поэтому что-то выдумывают и опять начинают бессмысленный диалог, чтобы не было тишины. 

«О языке»

С языком текста не просто справляться, но актеры помогают - это же коллективная работа (в читке участвуют актеры Московского театра «Эскизы в пространстве» и актриса из театра БГУ «На Балконе»). Там такой деревенский бытовой белорусско-русский смешанный текст. Возможно, получиться поставить пьесу в Эстонии. Если удастся, то это будет спектакль на русском языке - на эстонском пьеса скорее всего не сработает. 

«Об иронии в театре»

Для меня в хорошем тексте, который мне понравится, должен быть юмор. Павел Пряжко самоироничный. Хотя говорят, что в последних его текстах юмора мало, но, по-моему, он там тоже есть, его надо просто найти.

В тексте Виктора Красовского есть ирония. Может быть, некоторые вещи в читке получиться передать в ключе гротеска или абсурда. Мы еще не решили, какой отрывок из пьесы прочитаем. На протяжении всей пьесы люди сидят, варят суп, смотрят телевизор, и только в конце Витя (главный герой пьесы), сдерживающий себя весь спектакль, плачет.

«О меркантильности»

Мы все как в большом-большом универмаге. В мире так повелось, меркантильность берет свое. У  Пряжко в пьесе («Трусы»), там ведь образ трусов – это своеобразный культ. Каждому в нашем мире тоже есть цена: десять или сорок или сто долларов. Я не знаю, где спасение от этого. Ты все время должен думать, как зарабатывать деньги. Крутишься-крутишься в этом колесе и не можешь или боишься остановиться. Я устал от этого. Надо что-то делать, чтобы не забывать, что такое сама жизнь. Может медитировать, может в лес уходить.

«О жизни и о смерти»

Был человек, как я, ты или кто еще. Хороший или плохой, но когда он умирает, время как бы останавливается. Он мог быть бомжом, кем угодно, но, когда он умирает – человек становиться очень важным. 

Я фильм смотрел, где у старых людей брали интервью. Почти все из них говорили, что жизнь прошла мимо. Это как вчера – оно уже было, а завтра мы умираем. Мы все в процессе смерти, но мы этого не замечаем так, как пожилые люди.

Я своего брата похоронил, он умирал от рака, а я видел, как уходит время, как физически приходит смерть. Время идет «тик-так-тик-так». Чтобы почувствовать «жизнь-смерть», надо в одной комнате находиться с умирающим. Тогда чувствуешь и понимаешь лучше свою жизнь, что ты в ней делаешь, что говоришь. Ценить начинаешь, ведь жизнь очень короткая. Ты думаешь, что живешь сто лет… Но что такое сто лет? Это 99, а там - пару дней и все.

Просмотров: 11002
Архив комментариев

busy