IFMC — 2010

Написал: Vika

Такая родная и дорогая дорога вела сквозь голые, охваченные первым морозом деревья. Улица, наполненная светом рыжих фонарей, двигалась вместе с текущими по ней людьми. Когда-то, это пространство было волшебным полотном. На нём писались картины игравшего воображения: холодные улочки становились солнечными аллеями, деревья росли с неба, причудливо сплетаясь ветвями, мост превращался в ладью, уносящую в чарующий мир. Сегодня всё вокруг танцевало... Мелькающие каблучки, бегущие подошвы, казалось, двигались в такт еле уловимой мелодии. Музыка города уносила в хореографические лабиринты модерн-танца.

Открывался XXIII Международный фестиваль современной хореографии в Витебске балетом-фантасмагорией «Щелкунчик» театра «Киев модерн-балет» (хореография Раду Поклитару). Интригующая ситуация: классическое произведение, музыка П. И. Чайковского, а танцевальная техника модерн — сольётся ли оно в единое целое?

Постановка получилась очень авторская, имею в виду личность режиссёра. Казалось, все сказки объединились в одно произведение. Развитие происходит по линии «Щелкунчика», вступление и финал перекликаются с «Девочкой со спичками» Г.-Х. Андерсена, определённые моменты же вызывают ассоциации с «Золушкой» Шарля Перро. Но, при всём разноголосье, балет смотрелся целостно.

Рождество. Голодная маленькая девочка бредёт по праздничным улицам, устав, она засыпает на морозе. Начинается новая сцена, она попадает на праздник, может быть это её сон, а может приезд Золушки на бал. Развязка — свадьба Маши и Щелкунчика, Дроссельмейер смотрит на часы, напряжённый драматический момент... Сказка скоро оборвётся, чудеса закончатся и под окном найдут замерзшее тело хрупкой девочки.

При этом наполнение балета было проинтерпретировано с точки зрения человека XXI века. Маша получилась совсем не гофмановская: капризная, истеричная, резкая, но не лишённая обаяния и искренность. В отношения их со Щелкунчиком прочитывались и безмерное тепло, и пустые обиды, и лёгкая ироничность. Несмотря на то, что балет модерновский, построен он по всем законам классического: массовые сцены сменялись дуэтами и соло, присутствовали привычные вставные номера танцев «народов мира» — была и ирония над классическим танцем , и апогеем её явился выход серых мышей в пачках, умышленная нелепость и несуразность которых смотрелась не зло, но остро.

На мой взгляд, сама техника модерн-танца смотрелась в балете не совсем органично. Вызвано это было в большей степени антуражем постановки: вычурные рисованные декорации, пышные костюмы в корне противоречат самой сути босоножного модерна, ощущение неоднородности не отпускало.

Тем не менее, профессионализм и самоотдача танцоров восхищает. Хореографический класс «Киев модерн-балет» показал и на вечере премьер. Балет «Дождь» (хореография Раду Поклитару) — ностальгический, лирический, овеянный лёгкой грустью и наполненный тонким юмором. Несколько историй человеческих взаимоотношений, яркие характеры, разные судьбы поданы характерной живой пластикой, не скованной одной техникой. Условно всё объединено в постановке местом — вокзалом, как символом человеческой жизни, наполненной уходящими и приходящими поездами, мимолётными и постоянными попутчиками. Все судьбы сводятся в поток жизней, и заканчивается балет точным, жгуче горьким, но прекрасным образом. Танцоры двигаются на авансцену, с каждым шагом их тела сгорбливаются, скрючиваются, зонты в руках превращаются в трости, они останавливаются, поднимают зонты, открывают их, но не привычным образом, а наоборот, ручкой вверх, и дождь, в виде песка, потоком ссыпается на них. Зрелище зачаровывает, картинка мира наоборот действует, как тот самый дождь: хочется вынырнуть из под зонта, почувствовать капли на лице, ощутить прохладу воды, но при этом страшно потерять уют и защищённость.

К слову, образ вокзала, дождя, зонтов знаком витебскому зрителю. Один из концертов театра-студии современной хореографии Дианы Юрченко был решён именно с помощью этих знаковых для Витебска образов. Думаю, совпадения эти говорят о своеобразном родстве мышления двух хореографов, а может о похожести атмосфер двух славянских городов, и о простоте, ассоциативности и образности этих знаков-символов.

Год из года встречаешь всё новых людей, которые с пока ещё необъяснимым чувством восторженного открывателя, впоследствии, срастаются с фестивалем на многие годы. На протяжении всего фестиваля не покидало одно ясное и настойчивое чувство — чувство гордости за IFMC, за город, за зрителя, который благодаря фестивалю имеет возможность увидеть мировую хореографию. Гостевая программа фестиваля держится на высочайшем уровне. Наравне с «Киев модерн-балетом» открытием стал итальянский коллектив «Spellbound dance company». Балет «Downshifting», казалось, соткан из тоски и приглушенного отчаянья. Хореография, по началу, удивляла: они могут прыгать и выше, и легче, но в определённой спокойности постановки, не выпячивании хореографии был свой стиль. Конечно, фестиваль не мог обойтись и без родного Витебску Пермского государственного театра «Балет Евгения Панфилова» и в очередной раз убедиться в отличном исполнительском мастерстве танцоров и широте их возможностей в постановках московских хореографов.

Для белорусских же хореографов IFMC — единственный по определению, родной по ощущению творческий двигатель. В том, что развитие есть, убеждаешься на финалах конкурсной программы фестиваля, где белорусский модерн представлен широко и многообразно. В этом, конечно, есть и дань принимающей стороне, но, тем не менее, оригинальность миниатюр и балетов, хороший уровень хореографии, наличие мысли, достойный уровень воплощения говорят об объективности оценок. С каждым годом наши хореографы всё плотнее устраиваются в ряду призёров. В этом году, пожалуй, ценнейшую, с точки зрения признания таланта, награду — премию Евгения Панфилова получил Дмитрий Залесский (театр современной хореографии «D.O.Z.SK.I.», г. Минск), а его миниатюра «Ничего общего» первую премию.

Концептуальная игра с хореографической формой, пластическая насыщенность каждого жеста, резкость контрастов, которая проявляется и в конфликтности самого положения (существование и противостояние на сцене двух мужчин), и в цветовой гамме (белый, красный, чёрный) и в музыке (здесь был найден совершенно неожиданный, но абсолютно гармоничный для этой постановки ход: длительное чередование жёсткой техно-музыки с звуковыми паузами, закончившееся в пользу детской песенки «Жили у бабуси два весёлых гуся...»). Миниатюра порадовала не только качеством исполнения, оригинальностью решения, но и самим взглядом на модерн-танец, поиском выхода за рамки уже сложившихся штампов представления о нём.

Как всегда на высоте были танцоры из Китая: пластичны и прекрасны, гармоничны в паре и как всегда получили гран-при. Их мастерство образец, но есть одно смущающие обстоятельство. Из года в год они привозят дуэтные миниатюры, где одними и теми же формами рассказываются разные истории. Постановки очень традиционны, наверное, от этого так похожи друг на друга. Первый раз восхищает, второй радует, на третий начинает раздражать. Говорю, с точки зрения постоянного фестивального зрителя: хочется той самой оригинальности мышления, о которой говорил Раду Поклитару на гала-концерте, вручая премию Евгения Панфилова — хотя и готова понять их постоянство.

Вторую премию получил ещё один коллектив Минска: театр танца «Каракули». Миниатюра «Уровень завершён» законченная драматическая история о жёсткости человеческого существования в безумии нашего времени, о врождённом одиночестве и соперничестве. Из конкурсной программы это был самый эмоционально сильный потрясший материал. Драматургическое развитие происходило в самой хореографии, что важно. В белорусском модерне можно заметить одну особенность: тягу к театральным формам — и часто в балетах можно заметить замену хореографии на пластическую театральность. Это, во многом, определяется недостаточным уровнем хореографической подготовки, оправдывается отсутствием школы. К «Каракулям» это не относится. В миниатюре «Уровень завершён» танец и тело на первом месте, но оно более средство, чем цель, что в корне отличает их от стиля последних постановок театра «D.O.Z.SK.I.», где больше внимания уделяется пластической игре с формами.

Фестиваль живёт и дышит вместе с сегодняшним временем и современным человеком. Он ищет и находит, он развивается и развивает, он проходит по своему пути. Иногда немножко грустно за то, что Витебск знают по «Славянскому базару», а не по фестивалю современной хореографии. IFMC достоин большей поддержки и более широкого освещения.

 

Просмотров: 10097
Архив комментариев

busy