ВАША НОВОСТЬ


Если Вы знаете театральную новость,
которой нет у нас, пожалуйста,
напишите нам

Кто на сайте

Сейчас 68 гостей онлайн

Театральная провинция

A short description about your blog

Итак, господа режиссеры, с декабря  ваше «самоуправство» в театре заканчивается!
В соответствии с новой редакцией закона «Об авторских и смежных правах» вы уже не будете являться авторами спектакля. Легче кухарке управлять государством, чем вам отстоять свои права на спектакль.


Несколько отдохнув от просмотров фестивальной недели, пожалуй, можно подвести предварительные итоги.
Боюсь, что «погоды» никто не сделал. По крайней мере, больших открытий я что-то не заметил. Странный подбор спектаклей, назойливо муссирующийся ведущими тезис о том, что на фестивале представлено «лучшее из лучшего», неоправданно раздутый срок проведения («отмывали» отсутствующие деньги, что ли?).
Белорусские театры выглядели не лучшим образом.
Гродненское псевдо-историческое полотно на купаловской сцене утомляло желанием переплюнуть «Чорную Панну».
Минск, не придумав ничего нового, показал более-менее наигранный спектакль.
Могилевский театр с трудом выползает из внутреннего актерско-режиссерско-художественно-руководящего кризиса.(Представленный старыми актерскими силами, в авангард-комиксовой постановке дуэта Вахрамеев-Козаков, спектакль «Poison» мог бы стать прорывом, но... пока не стал)


Ну, а это... пользуясь оказией, представляю переданный мне проект документа. Короче, родное министерство пытается всех остричь под одну гребенку.
Я не стал трогать штаты музыкальных театров и концертных организаций, а вот театры драматические, ТЮЗы (не важно, что у нас всего один — наверное, еще откроют), кукол, думаю, заинтересуют всех.
Обратите внимание: как в графе именуются театры кукол;
сколько худруков (страшное дело!) должно быть в республиканских театрах;
и сколько рекомендуется иметь заслуженных мастеров сцены в театрах драматических, ТЮЗах и театрах кукол (это значит, публика будет смотреть лишь разрешенное число, остальных — вернуть на голые хлеба первой и второй категорий).


Творцы, по сути, бесправны... Система контрактов превратила артистов в крепостных актеров, неугодные, упрямые, беспокойные быстро остаются сначала  без ролей, потом без контрактов. Режиссеры тоже ушли недалеко. Директора вправе распоряжаться, выделять ли средства на очередные «экспериментальные безумства»  режиссера, или поставить чего-нибудь скромненькое, веселенькое с дешевеньким приглашенным, и на сэкономленную сумму получить причитающиеся премиальные вместе с главным бухгалтером.

Большинство директоров «new wave», очевидно, вообще не способны к добыванию средств к существованию собственных театров. Практика, когда  директорами становились кто-то из актеров (в силу собственной амбициозности, либо из-за ущемленного alter ego, по Фрейду) демонстрирует свою несостоятельность. Актер должен играть на сцене, а не сидя в директорском кресле. В противном же случае... Результат печальный. Всеми фибрами души пытаясь «выслужиться из простых лягушек», как в киносказке А. Роу, товарищи «бывшие актеры» просто открыто издеваются над себе подобными.

Если в столице еще как-то чувствуется  подобие броуновского движения, актеры тусуются по  театрам, спектаклям, дубляжам, массовками в российских сериалах, то в  нашей театральной провинции, если не пришелся ко двору, как говорится, «ложись и помирай»!


Помнится, в начале 90-х, на волне перестройки возникло несколько театров студий.
Как правило в Минске, где было проще найти какого-либо новоявленного спонсора. Исключение составил Гомель. Созданный там Камерный театр держался вплоть до гибели его содержателя. Потом пришлось  сдать  свои независимые завоевания и попроситься на государственные хлеба.
Все минские театры-студии постепенно приходили «ў заняпад», мельчали, актеры стали разбегаться... Сохранилась разве что «Дзе-я?», правда, после смерти М. Трухана, она уже не была прежней и теперь просто «Новый театр». Григалюнас ушел в Русский, похоронив свое детище. Наступила  пора застоя в театральном деле. Несколько всколыхнул наше театральное болотце СХТ, но на время... «Компания» тоже не определила погоду. «СВ» вообще занялся политическими играми, пиаря сам себя преимущественно за кордоном и зарабатывая гранты...
Все, как и всегда держится на «мастодонтах» - национальных и академических...


Как уже и было объявлено, международный фестиваль театров кукол все-таки, состоится!
Причем зрителей и ценителей порадуют не только Север, Восток, Юг и Запад (про Центр и говорить нечего, они выступают в роли хозяев и устроителей) Страны Оз, но и приглашенные маги и кудесники театра кукол «из-за бугра».
Только сегодня удалось (практически нелегально, с помощью друзей в областных центрах) раздобыть план проведения сего форума. Поэтому с радостью выкладываю его здесь, дабы почитатели жанра могли заранее сориентироваться в пристрастиях и приоритетах. Короче, кто что выберет...
А выбирать придется, так как фестивальные площадки в этот раз разбросаны от Нового театра до Дворца Республики!
Напоминаю, что программа еще может измениться и носит предварительный характер! (вдруг кто из-за бугра не заявится?)...

Стена, как выразительная деталь, или, скорее, играющее место действия появилась у Алексея Лелявского очень давно. Старые театралы, возможно помнят о давнем-давнем спектакле «Тристан и Изольда» (пьеса А. Лелявского, музыка М. Кондрусевича, сценография Алины Фоминой, 1983 г.), который 26 летний Алексей поставил в Могилевском театре кукол, где он тогда руководил.

Третья стена традиционной сценической коробки, металлический задник, о который гремели цепями, обливали вином из сакральной чаши (Грааля?), преграда о которую в любовном исступлении бились Тристан и Изольда. В центре этой зеркально-блестящей стены иногда возникало окошечко, где появлялась статуя Мадонны с ребенком на руках (Мать Тристана)...


Сцена из спектакля

Ну так вот, господа, занесла меня судьба в славный город над Неманом... После ряда обязательных визитов по друзьям, которых не видел лет...надцать, настала необходимость в культурной программе. Поскольку поезд отправлялся почти в полночь, решено было наведать местный драмтеатр, где на халяву  можно было приобщиться к искусству в виде сдачи спектакля по пьесе Сергея Ковалева «Тарас на Парнасе».
И вот, я у знаменитого гродненского «примуса», красующегося на высоком неманском берегу, на месте бывшего мужского монастыря...
Ремонт сего культурного очага как следует был заметен и бросался в глаза: вложенные миллиарды кричали о себе полированным гранитом фойе, стеклопакетами, хрусталем многочисленных бра и «евроремонтом» зрительного зала.


Ваянг«C’est la vie!»

Как известно, у нас семь профессиональных театров кукол: Белорусский государственный в Минске, Белорусский театр «Лялька» в Витебске, театр «Батлейка» (Минский областной) в Молодечно, и по областному театру в Бресте, Могилеве, Гомеле и Гродно.

Нельзя сказать, что это количество удовлетворяет спрос (по традиции, залы театров кукол обычно полны, что порождает извечный конфликт между «старшим братом» в лице драматических театров и «несерьезным жанром», представленным театрами кукол). Конфликт этот особенно заметен в провинции, где идет настоящая борьба за каждого зрителя от дошкольного до старшего школьного возраста. Борьба не на жизнь, как говорится, с применением демпинговых цен, переманиванием клиента (зрителя), антирекламой продукции соседних театров.

Потому как планов никто не отменял. В этой ситуации, кризисный удар по экономике в целом произвел такой эффект «взрывной волны» в сфере искусства, что последствия могут быть горше самых смелых негативных прогнозов.
И широко муссирующаяся в государственных органах идея-фикс — определить театры «на вольные хлеба», то бишь, на самоокупаемость, грозит окончательно зарыть любую идею творчества, как такового, на провинциальном поле.
Не стоит повторять тезисы о том, что искусство всегда убыточно, и ждать солидных материальных дивидендов от учреждений культуры, по крайней мере, странно.