ВАША НОВОСТЬ


Если Вы знаете театральную новость,
которой нет у нас, пожалуйста,
напишите нам

Кто на сайте

Сейчас 102 гостей онлайн

Блоги «Театральной Беларуси»

Блоги «Театральной Беларуси»
Tags >> Гродненский областной театр кукол

Есть что-то общее между Санкт-Петербургом и Гродно. Несравнимы они в размахе — западный белорусский форпост выглядит миниатюрным городком в табакерке, но гипноз иррационального проявляется и в малых формах. Дыхание барочных костелов, спокойная красота классицистской архитектуры, загадки витиеватых модерновских балкончиков и путаность причудливых дворов — составляют ореол гродненской фантасмагории. По странному совпадению, созвучны названия рек — Неман и Нева. Старый театр — ровесник Пушкина, был перестроен из бывшего манежа в 1790-х гг. Кукольники поселились в здании только в 1980-ом. Изначально там действовала оперно-балетная труппа знаменитого подскарбия Великого княжества Литовского, гродненского старосты Антония Тызенгауза. Период, когда он занимался управлением и градостроительством, называют «Цветущая Голландия». Исторические ассоциации, совпадение чисел как будто сами собой сплетаются в некие кабалистические выкладки, и кажется закономерным, что в юбилейные дни своего тридцатилетия Гродненский областной театр кукол представил премьеру пушкинско-чайковской «Пиковой дамы».


Сцена из спектакля «Магическое зеркало пана Твардовского» Гродненского областного театра куколБелорусский национальный образ Барбары романтичен и овеян мистическим ореолом. Большую роль в этом сыграли всем известные легенды о «виленской красавице». Ее душа не может найти успокоения и в облике привидения Черной Панны ночами бродит по Несвижскому замку. Несмотря на то, что прямая родственница Радзивиллов при жизни никогда не бывала в этом родовом гнезде, сама идея возвращения ее на землю из иного мира имеет под собой историческую почву. После смерти королевы Барбары для утешения убитого горем короля Жигимонта II Августа в Варшаву был приглашен знаменитый чернокнижник пан Твардовский. При помощи своего «волшебного» зеркала алхимик устроил спиритический сеанс с демонстрацией призрака умершей. Оттолкнувшись от этого факта, создатели спектакля «Магическое зеркало пана Твардовского» (пьеса Сергея Ковалева, режиссер Олег Жюгжда, художник Лариса Микина-Прободяк, композитор Богдан Щчепаньский) в Гродненском областном театре кукол перевели популярный среди белорусов мистицизм по отношению к Барбаре в философскую плоскость. В основу драматургии легла вариация Фаустовской темы.


Польский Фауст.
Живой интерес к немецкому алхимику не ослабел до нашего времени. Кто он, ученый или шарлатан? Есть ли допустимые пределы познания мира человеком? Эти вопросы актуальны сейчас не меньше чем в предыдущие века.

Устные сказания о докторе Фаусте, в образе которого ярко выразилось мировоззрение ренессансного человека, возникли в Германии. Впоследствии они неоднократно интерпретировались в литературных и сценических произведениях разных стран. На основе прототипа кое-где появлялись и местные национальные персонажи. Так в Польше широко распространились придания о маге и некроманте пане Твардовском.


Жизнь это лучшее орудие самоубийства.
Эдит Пиаф
 
Солнышко и снежные человечки - 01Застывшая улыбка на белоснежном лице – маска клоуна. Снеговички напоминали мимов, которые легко и непосредственно разыгрывают наивно-трагическую историю любви.  Маленький спектакль, чуть больше получаса. Детская сказка с народными корнями. Пьеса о краткой жизни снеговичков – мифологический мотив каждогоднего умирания и перерождения природы после зимы.

В премьерной постановке Гродненского театра кукол «Солнышко и снежные человечки» было все, что нужно светлому спектаклю «для самых маленьких». Были там и потешное лесное зверье, и ожившие снежные бабы, и идиллическая весенняя картинка: бутафорский сугроб таял как настоящий, непришитый кусочек меха на нем сворачивался при помощи механики, открывая залитую солнцем зеленую лужайку. Песни обитателей леса (музыку к спектаклю написал актер театра  Виталий Леонов) малыши в зале с удовольствием подпевали. Но в происходящем на сцене, в образах главных героев было еще и что-то такое тонкое, неуловимое, касающееся каждого зрителя в независимости от возраста. Два влюбленных Снеговичка, которые так хотели жить, но решились на самопожертвование,  оказались настолько человечными, что взрослые сопереживали им не меньше чем дети.