ВАША НОВОСТЬ


Если Вы знаете театральную новость,
которой нет у нас, пожалуйста,
напишите нам

Кто на сайте

Сейчас 96 гостей онлайн

Блоги «Театральной Беларуси»

Блоги «Театральной Беларуси»
Tags >> Драй швестерн

Драматургия Чехова, написанная более века назад, представляется для современного театра мифом, с которым и пытаются взаимодействовать режиссёры, обыгрывая, разрушая или реконструируя его в сегодняшней реальности. В белорусском театральном пространстве попытки контакта современности с мифом о Чехове встречаются не так часто, тем не менее интерес к драматургии классика не угасает.

Спектакль «Драй Швестерн» («Три сестры») Алексея Лелявского в Белорусском государственном театре кукол — яркий пример театра предмета. В нем разрушается миф о лирической, овеянной светлой грустью драматургии классика. Уже на программке к спектаклю мы видим мертвых лошадей, запряженных в полуразрушенную повозку, а в серо-желтой дымке виднеется дом, от которого они так и не отъехали. Эта картина совершенно точно передает ощущение безнадёжности и пустоты мира, в котором живут три сестры А. Лелявского. Жуткий образ свалившихся лошадей на программке дисгармоничен и страшен, как и весь спектакль, пропитанный духом смерти. Смерти в прошлом и мертвячности в реальности. «Может быть, нам только кажется, что мы существуем, а на самом деле нас нет?» — эти слова Чебутыкина упрямо не выходят из головы и после окончания спектакля, а перед глазами предстает сцена, когда один из героев заводит волчок. Легкое, органичное круговое движение знакомой с детства игрушки заставляет замереть всех персонажей и заворожено следить круг за кругом за наивными, отчаянными попытками юлы сохранить в себе жизнь и не поддаться силе притяжения.


Колеги из С.-Петербурга на своем блоге отрецензировали «Драй швестерн» Лелявского.

Оказывается, у него есть в Питере очень преданные и внимательные критики. И очень требовательные. Потому что за толщей текста читается укоризненный тон.

Что, впрочем, не отменяет, что спектакль Лелявского — одно из немногих событий этого года.


В качестве учебной работы был написан следующий текст. Обнаружила на open.space следующий материал Письмо Бартошевичу: еще раз о додинских «Трех сестрах», где автор «утверждает, что главный сюжет нового спектакля Додина — капитуляция уходящего в прошлое театрального поколения». В связи с этим еще более убедилась в верности своего ощущения относительно спектакля Лелявского, учитывая неоднозначные оценки с разных сторон. Возможно, кому-то этот текст покажется интересным:

Их бесконечно ставят, их бесконечно читают, их бесконечно смотрят. Не дает спать пытливому режиссеру драма уездных барышень. Воображаю, как мучит его простота чеховских строк и пустота пока неживой сцены. «Ага!» — радуется он, ухватив живую ниточку вдохновения. «Ого!» — дивиться он своей гениальности, распутывая волшебный клубок. «Эге!» — волнуется он перед премьерой... Не волнуйтесь, Алексей Анатольевич, все у вас получилось! :))

Очень индивидуальный спектакль, атмосферный, живой и яркий. Больше всего обрадовала авторское прочтение и избегание привычных мелочей. Сестры ощутимо разновозрастные, это важно, потому что оправдываются все их оценки, мысли, реакции, и сами отношения между героинями. С первых минут очаровывает «предметность» спектакля — все живет на сцене — и коньки, и куклы, и игрушечная столица, и огурец с вилкой, и перчатка Соленого, и игральная карта, спутавшая пасьянс. Ох, уж эти кукольники! Придумки в каждой секунде, на каждом сантиметре , и все живое... Актерские работы такие точные и индивидуальные, образы героев тонкие и выразительные. Ч-е-х-о-в-с-к-и-е. Все одно к одному в этом калейдоскопе счастий и несчастий. А эти легкие режиссерские краски?- такая милая уездная герань в горшочках, обувь разбитая о плохие дороги в городе, званые ужины и незваные гости, давно ставшие призраками этого дома... А что у нас на десерт? — Конечно же Москва! или хотя бы мечты о ней... И смешно ужасно с повешенной, и страшно с горящим домом. И как правильно сделан акцентр драмы не на расставании Маши и Вершинина, а на противостоянии Тузенбаха и Соленого. История Маши стала легким увлечением, романтическим и горьким, зато Иринина судьба прошла трепетной ниточкой жизни через весь спектакль. Как пугает беспощадность и бессмысленность дуэли. Хочется написать про всех-всех-всех! Потому что все понравились. Хочется отметить почерк Лелявского с его извечной борьбой эроса и тонатоса (смешно про юлу, Наташу, Андрея).

Лучше увидеть самим:)) всю невыносимую инфантильность бытия героинь. Кто-то посмотрит и скажет, что спектакль совершенно не кукольный. Это не так. Это «Три сестры» — ведь только куклы никак не могут повзрослеть.