ВАША НОВОСТЬ


Если Вы знаете театральную новость,
которой нет у нас, пожалуйста,
напишите нам

Кто на сайте

Сейчас 92 гостей онлайн

Блоги «Театральной Беларуси»

Блоги «Театральной Беларуси»
Tags >> Магічнае люстра пана Твардоўскага

Сцена из спектакля «Магическое зеркало пана Твардовского» Гродненского областного театра куколБелорусский национальный образ Барбары романтичен и овеян мистическим ореолом. Большую роль в этом сыграли всем известные легенды о «виленской красавице». Ее душа не может найти успокоения и в облике привидения Черной Панны ночами бродит по Несвижскому замку. Несмотря на то, что прямая родственница Радзивиллов при жизни никогда не бывала в этом родовом гнезде, сама идея возвращения ее на землю из иного мира имеет под собой историческую почву. После смерти королевы Барбары для утешения убитого горем короля Жигимонта II Августа в Варшаву был приглашен знаменитый чернокнижник пан Твардовский. При помощи своего «волшебного» зеркала алхимик устроил спиритический сеанс с демонстрацией призрака умершей. Оттолкнувшись от этого факта, создатели спектакля «Магическое зеркало пана Твардовского» (пьеса Сергея Ковалева, режиссер Олег Жюгжда, художник Лариса Микина-Прободяк, композитор Богдан Щчепаньский) в Гродненском областном театре кукол перевели популярный среди белорусов мистицизм по отношению к Барбаре в философскую плоскость. В основу драматургии легла вариация Фаустовской темы.


Польский Фауст.
Живой интерес к немецкому алхимику не ослабел до нашего времени. Кто он, ученый или шарлатан? Есть ли допустимые пределы познания мира человеком? Эти вопросы актуальны сейчас не меньше чем в предыдущие века.

Устные сказания о докторе Фаусте, в образе которого ярко выразилось мировоззрение ренессансного человека, возникли в Германии. Впоследствии они неоднократно интерпретировались в литературных и сценических произведениях разных стран. На основе прототипа кое-где появлялись и местные национальные персонажи. Так в Польше широко распространились придания о маге и некроманте пане Твардовском.


Несколько отдохнув от просмотров фестивальной недели, пожалуй, можно подвести предварительные итоги.
Боюсь, что «погоды» никто не сделал. По крайней мере, больших открытий я что-то не заметил. Странный подбор спектаклей, назойливо муссирующийся ведущими тезис о том, что на фестивале представлено «лучшее из лучшего», неоправданно раздутый срок проведения («отмывали» отсутствующие деньги, что ли?).
Белорусские театры выглядели не лучшим образом.
Гродненское псевдо-историческое полотно на купаловской сцене утомляло желанием переплюнуть «Чорную Панну».
Минск, не придумав ничего нового, показал более-менее наигранный спектакль.
Могилевский театр с трудом выползает из внутреннего актерско-режиссерско-художественно-руководящего кризиса.(Представленный старыми актерскими силами, в авангард-комиксовой постановке дуэта Вахрамеев-Козаков, спектакль «Poison» мог бы стать прорывом, но... пока не стал)


Ваянг«C’est la vie!»

Как известно, у нас семь профессиональных театров кукол: Белорусский государственный в Минске, Белорусский театр «Лялька» в Витебске, театр «Батлейка» (Минский областной) в Молодечно, и по областному театру в Бресте, Могилеве, Гомеле и Гродно.

Нельзя сказать, что это количество удовлетворяет спрос (по традиции, залы театров кукол обычно полны, что порождает извечный конфликт между «старшим братом» в лице драматических театров и «несерьезным жанром», представленным театрами кукол). Конфликт этот особенно заметен в провинции, где идет настоящая борьба за каждого зрителя от дошкольного до старшего школьного возраста. Борьба не на жизнь, как говорится, с применением демпинговых цен, переманиванием клиента (зрителя), антирекламой продукции соседних театров.

Потому как планов никто не отменял. В этой ситуации, кризисный удар по экономике в целом произвел такой эффект «взрывной волны» в сфере искусства, что последствия могут быть горше самых смелых негативных прогнозов.
И широко муссирующаяся в государственных органах идея-фикс — определить театры «на вольные хлеба», то бишь, на самоокупаемость, грозит окончательно зарыть любую идею творчества, как такового, на провинциальном поле.
Не стоит повторять тезисы о том, что искусство всегда убыточно, и ждать солидных материальных дивидендов от учреждений культуры, по крайней мере, странно.