ВАША НОВОСТЬ


Если Вы знаете театральную новость,
которой нет у нас, пожалуйста,
напишите нам

Кто на сайте

Сейчас 304 гостей онлайн

Блоги «Театральной Беларуси»

Блоги «Театральной Беларуси»
Tags >> Шопениана

Мои самые страшные опасения не оправдались — даже в самых страшных своих опасениях я не могла представить всего того, что вчера увидела. Фантазия моя посрамлена. Удивительный балет «Тристан и Изольда», волшебный, я бы даже сказала. Там было все: Григорович, Елизарьев, Лавровский, снова Григорович, Захаров, опять Елизарьев, снова Елизарьев и еще Елизарьев. И даже ранний Кустурица. Какими-такими талантами нужно обладать, чтобы выпустить спектакль в котором нет ни одной самостоятельной мысли? Ни одной! Чудесное произведение, просто чудесное.

Началось все с потрясающе найденного обобщения, призванного показать нам ту пропасть, которая разделяет любящие сердца. Ничего оригинальнее как заставить сердца корячиться по разные стороны сцены, в свете прожекторов и атмосфере жестокого хореографического голода и придумать нельзя. Потом сердца воссоединились и почему-то станцевали фрагмент адажио Нелли и Тиля. Хорошо знакомое адажио было расцвечено новыми красками: добрую часть сценического времени мы изучали конструктивные особенности костюма Изольды, особенно в части нижнего белья. Очень познавательно. Для тех, кто не представляет что в принципе может балерина, постановщик любезно продемонстрировал всевозможные виды шпагатов: на земле и в воздухе, с партнером и без. Маленький ненавящевый ликбез.

Потом появились тевтонцы. В точности такие, каких каждый может видеть в известной телевизионной рекламе. Следуя логике развития событий, Тристан, по моим расчетам, должен был победительно воскликнуть: «Все будет охрустенно» и порвать тевтонцев. Но тевтонцы повели себя странно: вместо того, чтобы провалиться под лед, они подняли Тристана на мечи. В точности как Спартака. И тут я поняла, что зло бессмертно и принимает различные личины. Может и в разлагающихся римских легионеров превратиться, если захочет. И поразилась глубине метафоры. И еще более поразилась, когда из программки узнала, что это владетельные бароны таким нехитрым способом спасают честь короля Марка.


Я, признаться, на Шопениану шла с опаской, но такого безобразия не ожидала. Безобразие началось уже с пролога. Занавес открылся, а юноша с сильфидами все еще устраивались поудобнее. От них меня сразу отвлек кордебалет - таких 3 позиций не видала давно: кто кисти закругляет, кто ломает, кто отправляет подальше за себя, у кого-то третья позиция неумолимо стремится ко второй, кто-то кончиками пальцев почти касается собственной макушки. И все это множество рук отчаянно качает из-за па-де-бурре, в котором двигаются ноги. Отдельного упоминания заслуживает положение головы-шеи-рук. То самое, «романтическое», призванное навеять присутствующим что-то о 19 веке и поэтических грезах. Тщетно я вглядывалась в сильфидные ряды, пытаясь отыскать что-нибудь похожее. Представлены были все позы: от «я вся такая внезапная, вся угловатая такая, такая противоречивая вся» и до «але, гараж». Апогея кордебалетная раздробленность достигла в Мазурке, где должна действовать голова в гармонии с воздушными движениями рук. Дамы в этот момент напоминали не то китайских болванчиков, не то Кису Воробьянинова, разбрасывающего облигации госзайма.

Не порадовали и солисты. Олег Еромкин двигался страшно тяжело. Не было ни одной чистой позы. Было вываленное бедро на прыжках, провисшее колено в аттитюдах (особенно неприятно провисшее в сольной мазурке) и общая серость исполнения. Опоздал с поддержкой в начале Седьмого вальса, что усугубило и так не очень приятную картину выступления.

Ирина Еромкина далека была вчера от сильфидного стиля, ох как далека. В поддержках все время по неизвестной причине смотрела на пол - проверяла куда ее сейчас поставят и как это лучше осуществить, а после взгляда в пол возвращалась, как бы спохватившись, к сценической действительности. Почему-то посчитала своим балеринским долгом в Прелюде драть ногу до самого носа.