ВАША НОВОСТЬ


Если Вы знаете театральную новость,
которой нет у нас, пожалуйста,
напишите нам

Кто на сайте

Сейчас 70 гостей онлайн

Блоги «Театральной Беларуси»

Блоги «Театральной Беларуси»
Tags >> премьера

«Щелкунчик». Новое прочтение

В конце марта в Национальном академическом большом театре оперы и балета состоялась премьера балета «Щелкунчик». В редакции хореографа и постановщика Александры Тихомировой постановка идет под названием «Щелкунчик, или Еще одна Рождественская история».

Сразу, конечно, возникает вопрос, почему появился этот спектакль, ведь в репертуаре театра уже есть «Щелкунчик» в постановке Валентина Елизарьева? Решение объясняется тем, что в предновогодний период у театра будет возможность с одним балетом выступать за границей, а второй играть дома. Хотя, конечно, не исключено, что со временем версия А.Тихомировой может вытеснить старожила «Оперного» театра. 


Сложный творческий период начался в Национальном академическом драматическом театре им. Я. Коласа с уходом в 2009 году В. Барковского с должности художественного руководителя. На сегодняшний день репертуарный облик театра претерпел глобальные изменения. Чистка афиши, происходила с постепенным, но почти полным исчезновением спектаклей бывшего худ. рука, ставшего после всех творческих успехов, не угодным театру. Взамен, в особо сложный период смены руководителей, пришло засилье комедийно-антрепризных постановок, да таких, что театр, казалось, на глазах ветшал и умирал, разменивая свой неспокойный творческий дух на пошловатые шуточки комедий Р. Куни, и это в лучших своих проявлениях.

Вот уже год, как театр принял своего нового художественного руководителя В. Анисенко, оставившего родной РТБД. Куда было деваться?.. Режиссёров ведь нет. Нет свободных режиссёров в Беларуси. Надо, значит надо, значит, пора спасать «национальный академический». Репертуар разнообразился, правда, пока за счет прошлого режиссёрского и директорского опыта самого В. Анисенко. Тут и «Песни волка», и «Полеты с ангелом», и совсем недавние «Лифт» и «Дожить до премьеры». Репертуар республиканского театра медленно, но верно перекочевывает в национальный академический, зато труппа при деле, да и зрителю витебскому есть на что сходить...

Организаторской хватки же В. Анисенко не теряет и жизнь репетиционно-премьерная в театре пошла. Старую добрую малую сцену на третьем этаже в фойе театра переоборудовали и создали новое закрытое и более практичное пространство. Как бы не было жаль, той прекрасной камерной трилогии о белорусских художниках В. Барковского, минималистичной «Чайки» Ю. Лизенгевича и других спектаклей, созданных на этой сцене, теперь они остались приятным театральным воспоминанием. Новая малая сцена театра, пока еще не официально открытая, должна зажить новой жизнью: на ней планируется проводить читки, мастер-классы, творческие проекты, встречи и, конечно, спектакли.


Само появление «Серенады» на нашей сцене – уже праздник. Видеть в программке © The George Balanchin  Trust – именины сердца. Ничто так не радует балетоманский глаз как наличие в родном театре другой хореографии. За это всем вдохновителям, авторам идеи, постановщикам и исполнителям – огромнейшее спасибо. После чего – о грустном. Многолетнее сидение труппы на жесткой диете, когда Елизарьева подавали горячим, а классику, вроде Мариуса Ивановича, – холодной, дало о себе знать. Лучшая вчерашняя исполнительница Ольга Гайко станцевала ровно то, о чем сказала в телевизионном интервью – Баланчина как классику. Со своими невероятными линиями и отрешенностью она была ближе всего к тому, что у Баланчина описано как танец при луне или к тому, чтобы сделать сюжетом музыку Серенады.

 

Кордебалет очень старался, но работа выглядела совершенно сырой. Разная комплекция и разный рост наших дам портил картину визуальную. Разные понятия о том, когда же все таки вступать и каков же все-таки пресловутый баланчиновский стиль портили картину хореографическую, добавляя сюда изрядную долю асинхрона и некоторую неразбериху. В этом свете очень странно выглядел выбор исполнителей. Высокий Денис Климук и невысокая Анна Фокина не просто не гармонировали друг с другом, а иногда даже мешали друг другу в танце. Тоже можно сказать и о пятерке девушек. Точное решение о том, каким должно быть выражение лица, тоже не было принято. Кто-то улыбался, кто-то страдал, кто вспомнил о жизели и изображал обманутую невесту в потустороннем мире.


Добралась и я, наконец, до премьерной «Анюты». От работы труппы, от общего настроения, от того как взаимодействуют между собой артисты осталось впечатление цельного спектакля и премьерной свежести, в отличие от огорчительной в своей небрежности «Жизели». 

Ирина Еромкина (Анюта) понравилась разнообразием игры, особенно во втором акте. Тонкие переходы от грусти к отчаянной веселости во время вальса, проникновенное второе адажио со Студентом — все это было прекрасно. Замечательная работа. Правда, в первом акте резанула глаз реакция на подаренное Модестом платье — отчего это она так просияла? Муж ей противен (особенно такой, каким сделал своего героя исполнитель этой партии Константин Героник), а подарок нравится? Все-таки это самое начало истории и Анюта не настолько еще огрубела.


Премьера! 27, 28 и 30 июня спектакль Никиты Кобелева «Любовь людей» по пьесе Дмитрия Богославского.


Премьера «Любовь Людей»


МОСКВА, РИА Новости, Анна Банасюкевич.

 Две премьеры готовят в Театре им. Маяковского - по пьесе Дмитрия Богославского "Любовь Людей" и по повести Федора Достоевского "Дядюшкин сон", первая запланирована на июнь, вторая - на сентябрь, сообщили РИА Новости в пресс-службе театра.

Режиссер Екатерина Гранитова приступила в конце февраля к репетициям нового спектакля "Дядюшкин Сон" по повести Достоевского, мотивы которой нередко появляются в репертуарах московских театров.


Назвать вчерашнее действо премьерой было бы непростительной ошибкой. Ничего более непохожего на премьеру я в своей жизни еще не видела. Это был рядовой спектакль с рядовым составом, из тех коими услаждает наш театр города и веси Синеокой. Видимо с этим же расчетом шились костюмы. Скромное количество ткани, ушедшей на пошив пачек, призвано облегчить работу костюмеров, а те скромные объемы, которые эти пачки будут занимать в театральной багаже –  уменьшить расходы на перевозку. Еще был значительно облегчен труд пошивочного цеха. Зачем заниматься выточками, полочками и прочей закройщитской ерундой, если можно все это просто обозначить на ткани. На выходе мы имели нарисованные пуговицы и так топорно сработанную имитацию нижних рубашек, что в нее не поверил бы и 5 летний ребенок. Апологея все это достигло в начале второго действия, когда вышел Альберт, завернутый в фиолетовую с золотом портьеру, под которой оказалась фиолетовая же футболка, неумело прикидывающаяся колетом. Про мужские костюмы первого действия говорить страшно: непонятного цвета платьица, в которые были завернуты фигуры наших балетных мужчин, не поддаются вообще никакому описанию.