ВАША НОВОСТЬ


Если Вы знаете театральную новость,
которой нет у нас, пожалуйста,
напишите нам

Кто на сайте

Сейчас 140 гостей онлайн

Блоги «Театральной Беларуси»

Блоги «Театральной Беларуси»
Tags >> театр

В Белорусском государственном театре кукол в 1999 году состоялась премьера спектакля «Ганнеле», по пьесе Герхарда Гауптмана «Вознесение Ганнеле». Спектакль был представлен на многих фестивалях разных стран мира. Но это не самое большое его достижение. На Международном фестивале «Торуньские встречи театров кукол», прошедшем в Польше в 1999 году, спектакль был удостоен сразу четырех призов: Приза за спектакль, затрагивающий существенные проблемы жизни ребенка, Приза за режиссуру, Приза за музыку, Приза имени Яна Вильковского за актерские работы с куклой. Впечатляющий список призов, не так ли?

Долгое время у белорусского зрителя не было возможности увидеть «Ганнеле». Однако режиссер Алексей Лелявский возобновил постановку. В конце ноября 2011 года на сцене кукольного театра зрителю представилась возможность увидеть восстановленный спектакль под названием «Путь в небеса».


“Белорусская тезка кэрролловского героя своими постановками создает на сцене настоящую страну чудес; актеры не произносят ни одного слова, но своими движениями рассказывают целую историю” – так говорят критики о молодом, но очень перспективном явлении минской театральной сцены, театре «Бармаглот».
Театр, за недолгую историю своего существования, успел уже неоднократно засветиться на самых престижных площадках столицы, а также принять участие в известных международных фестивалях в Беларуси и зарубежом.
О том, как все начиналось, чем живет театр сейчас, и что ждет зрителя в будущем, мы поговорили с режиссером Алисой Илюшиной.

 


Театральны Rovar

Написал:

Акцёр-трагік Анемпадзістаў служыў у губернскім драматычным тэатры акцёрам сцэны. Дзеля эканоміі грошаў, з экалагічных мэтаў і дзеля форсу ён ездзіў на працу на веласіпедзе фірмы «Rovar». Душа яго сьпявала, за сьпіной вырасталі крылы і ён ляцеў па родным горадзе са сьвістам. У сераду ў сярэдзіне ліпеня а 18 гадзіне ён залажыў круты віраж, зварочваючы з галоўнага праспекта да свайго тэатру, дзе ён меўся сыграць галоўную ролю ў сьпектаклі «Старасьвецкае жыццё навыварат». Менавіта ў гэты ж час паліцыя праводзіла аперацыю антытэрарыстычнага зьместу «Не сьвісці». Злавілі яны галубка, скруцілі, узялі пад белы ручанькі, прывезлі ў аддзел-пастарунак і пытаюць: «Ну што — дасьвісцеўся?». А акцер-трагік Анемпадзістаў адказвае : «Ну што вы, пабойцеся Бога, я жа ісьціна правільна веруюшчы, я не мог праізвадзіць сьвіст — гэта бясоўскія гукі».


В книжке воспоминаний о драматурге Александре Володине рассказывалась история о том, как при обсуждении очередного спектакля драматурга в присутствии какого-то там обкома автора попытались из этого самого обсуждения выставить. Вместе с Володиным ушли тогда ленинградские критики, которых пригласили в качестве экспертов.

Годы идут, традиции живут.

«Посмотреть, обсудить и сравнить между собой по нескольким параметрам 42 премьеры сезона в состоянии только люди, для которых это профессия. Такие люди такую работу и проделали. А другие люди на основании “я не видел, но мне не нравится” всю эту работу перечеркнули».


Дорогая Ирина!
Личное общение драгоценно. Стоит ли его тратить на дела. Я рад возможности попереписываться публично. Вот буквально вчера на вечере, где читалась очередная пьеса Курейчика, зрители осматривали плакаты «Понтона»: «О! Круглый стол про „текст в театре“. Смотри, что у них происходит!» Это я к тому, что «Понтон», безусловно, одно из важнейших событий этого театрального года. Это понимают все... Важность его в том, что прорывы и революции (а цель в них! я настаиваю, именно они — цель) происходят именно после таких «Понтонов». Почему все понимают, но поддержка таких мероприятий так скромна? Вот, собственно, вопрос, которым я задавался...
По поводу «драматургии и поддержки запада». Вопрос упирается в критерии. Чем мы меряем «искусство»? Людьми? Организациями? Мероприятиями? Театр — это не живопись и не литература, где единожды написав, можешь в любой момент предъявить результат. Я исхожу из того, что цель моей организационной деятельности — спектакль. И то, что «Офис» появился в прошлом году — это большая Победа. И это победу тем, кто еще не видел, можно сходить и посмотреть. Про нее можно поспорить. Про пьесу Лоэр так не сделаешь. Ее можно прочитать. А про зрительское восприятие остальным придется поверить нам с тобой на слово.
Вот почему я говорю именно о спектаклях, не читках, как некоем критерии театрального процесса. Спектакли затратней, появляются трудней. Но они работают эффективней. Они постоянный повод для разговоров.
Второй момент о массовости. Ты права, пускай творец рассказывает про то, что глубоко затрагивает его самого. Но мы опять упираемся в затратность. Не всегда финансовую, просто человеческую. Нельзя создать спектакль «в стол». Нельзя его «положить на полку». Блестящий черновик Харланчука по «Урожаю» Пряжко, в котором были задействованы Хитрик, Есеневич, Зуй и Скворцова, восстановить и довести до премьеры уже нельзя. А прошло чуть больше года.
Реальность очень жестка. Такой театр может жить, если он сам себя кормит.
Поэтому важна массовость. В массовости, например, залог независимости театра от государства. Я другого пути не вижу.
Именно поэтому мне видится сейчас важнейшей задачей — развитие именно массовой информации о театре. Даже не журнал пока и не сайт, а буклеты, флаеры и афиши.
На счет разницы между интересами белорусского театра и театра немецкого... Наверное, ты права, и я зря назвал эту разницу «отставанием». Да в белорусском театре есть свои «особенности». Но вот назови их! И не просто назови, а так, чтобы заинтересовать тех же немцев, как они заинтересовали нас своим постпротагонизмом... Только благодаря это лекции об отсутствии главного героя, я задумался о том, как это происходит у нас. Это длительную путь идентификации себя, и мы еще только в его начале.
На счет слов и дел... Я думаю, мы поговорим после очередных «дел», а?


...о вере

Написал: Vika

Теги: театр

Так странно всё складывается... Сложно выразить эту мысль - просто  не хочется грубости... В себе и вокруг себя, у друзей, однокурсников, знакомых театралов, я чувствую стойкое отвращение к театру. Мы все очень разные и у каждого свои театральные интересы, любимые  режиссёры, актёры, направления, но всё чаще мы стали сходиться в одной точке: на границе между верой и безразличием.

Вера начала иссякать, когда появились конкретные знания и более глубокое понимание. Но дело тут не в количестве знания, и даже не в его качестве. Найдя ключ, ты открываешь прекрасную позолоченную дверь и сталкиваешься с пустотой. Тебя обманули - разве не так? Зачем тратиться на заполнение пространства, если можно легко воспользоваться проверенными средствами и раскрасить оболочку.

Возьмем спектакль, набросаем туда немного лирики, немного грусти, чуточку легкоусвояемой философии, разбавим всё юмором. В особых случаях можно развлечь зрителя танцами и песнями, и совсем не важно, что мастерства в этом не будет, можно же всегда отмазаться, мол, не на балет пришли. Да, и обязательно надо употребить что-нибудь близкое зрителю, упомянуть, например, всем известное кафе, или станцию метро, а лучше прям сразу - какой-нибудь городской район, вдруг кто оттуда попадётся - приятно же человеку! Но вот же, что получается: в дураках то остаются равно все: зритель насильно, театр добровольно.


На сайте «Театральная Беларусь» — 588 пользователей
та же группа Вконтакте — 670 пользователей (участников)

Мне крайне неприятны зрители, которые бояться принять на себя ту простейшую ответственность, которую получают вместе с билетом — посмотреть спектакль до конца. Они приходят в зал и меняются местами с теми, кто сидит с краю... или до начала спектакля топчутся и садятся на крайнее место сзади. Они не могут себе позволить середину ряда «Вдруг будет неинтересно, — шепчет их совесть. — Тогда уйдем тихонько.» И уйдет же! И уйдет с мнением, что было неинтересно...

То же и в Интернете. «Осень вернулась в город, люди вернулись в блоги...» Огромное количество просмотров тех или иных новостей, событий... и... тишина. Почти не встретишь вопроса, обсуждения, мнения-сопротивления. Зрители вообще похожи на хороший собак : пришли, молча посмотрели, ВСЕ поняли и ... пошли домой кушать колбаску. : ) Мы ходим на одни и те же спектакли, сидим в зале рядом, номерки из гардеробов ныряют из кармана к карман. Вот и весь контакт «пользователей» театра. А столько событий рядом! Минск такой театральный!


РБК-театр

Написал: alex_strel

Подключили мне Космос-ТВ. Смотрю Меццо, Виасат-хистори в свое удовольствие.
И нравятся мне деловые новости на РБК-дэйли. Эта тот формат журналистики, которым бы я занимался. Мне не нравится в культурной журналистике именно это отсутствие подробности, это тайность, которой покрыт сам процесс. Мне кажется, что открытость процесса, открытость перед людьми — это тот самый путь, чтобы сделать театр реальной частью жизни.


Ну, а это... пользуясь оказией, представляю переданный мне проект документа. Короче, родное министерство пытается всех остричь под одну гребенку.
Я не стал трогать штаты музыкальных театров и концертных организаций, а вот театры драматические, ТЮЗы (не важно, что у нас всего один — наверное, еще откроют), кукол, думаю, заинтересуют всех.
Обратите внимание: как в графе именуются театры кукол;
сколько худруков (страшное дело!) должно быть в республиканских театрах;
и сколько рекомендуется иметь заслуженных мастеров сцены в театрах драматических, ТЮЗах и театрах кукол (это значит, публика будет смотреть лишь разрешенное число, остальных — вернуть на голые хлеба первой и второй категорий).


Творцы, по сути, бесправны... Система контрактов превратила артистов в крепостных актеров, неугодные, упрямые, беспокойные быстро остаются сначала  без ролей, потом без контрактов. Режиссеры тоже ушли недалеко. Директора вправе распоряжаться, выделять ли средства на очередные «экспериментальные безумства»  режиссера, или поставить чего-нибудь скромненькое, веселенькое с дешевеньким приглашенным, и на сэкономленную сумму получить причитающиеся премиальные вместе с главным бухгалтером.

Большинство директоров «new wave», очевидно, вообще не способны к добыванию средств к существованию собственных театров. Практика, когда  директорами становились кто-то из актеров (в силу собственной амбициозности, либо из-за ущемленного alter ego, по Фрейду) демонстрирует свою несостоятельность. Актер должен играть на сцене, а не сидя в директорском кресле. В противном же случае... Результат печальный. Всеми фибрами души пытаясь «выслужиться из простых лягушек», как в киносказке А. Роу, товарищи «бывшие актеры» просто открыто издеваются над себе подобными.

Если в столице еще как-то чувствуется  подобие броуновского движения, актеры тусуются по  театрам, спектаклям, дубляжам, массовками в российских сериалах, то в  нашей театральной провинции, если не пришелся ко двору, как говорится, «ложись и помирай»!


<< Первая < Предыдущая 1 2 3 Следующая > Последняя >>