ВАША НОВОСТЬ


Если Вы знаете театральную новость,
которой нет у нас, пожалуйста,
напишите нам

Кто на сайте

Сейчас 76 гостей онлайн

Входит нормальный человек PDF Печать E-mail
Автор: Елена Мальчевская   
25.03.2012 15:27

фото Евгении Алефиренко23 марта в Могилеве в рамках фестиваля «M.@rt.kontakt-2012» состоялась премьера спектакля по пьесе Павла Пряжко «Хозяин кофейни» в постановке Екатерины Аверковой.
Имя Павла Пряжко в белорусском театральном пространстве чаще всего звучит либо в письменных и устных сожалениях «его пьесы в Беларуси не ставят», либо в рассуждениях вроде «как поставить Пряжко — пока неясно...». Могилевская премьера наконец-то подводит под ними черту, за которой, хочется верить, должен начаться новый этап освоения пьес этого драматурга. До нее были: спектакль «Калі скончыцца вайна» в Республиканском театре белорусской драматургии, ранний текст Пряжко, про который (если не знать, кто автор) никогда и не скажешь, что это его пьеса; читки в Центре белорусской драматургии; мастерская молодой режиссуры на фестивале «M.@rt.kontakt-2010»; недавняя постановка «Запертой двери» в рамках «Тэатральнага куфара» и др. Но спектакль по «свежему» тексту Пряжко в репертуарном театре Беларуси (Могилевский областной драматический театр) появился впервые. Примечательно, что этот спектакль — моноспектакль — поставлен по единственной пьесе драматурга, в которой он не описывает окружающую действительность, а говорит от своего имени. Пьеса так и начинается: «Меня зовут Павел Пряжко...»

...Стул, экран, на который проецируются портреты прохожих в интерьере города, доска для объяснения схемы распределения денег в бизнесе и творчестве и Александр Кулешов в роли Павла Пряжко. Он рассказывает зрителям об инфантильности, аномальности, собственных текстах, и о том, кто же такой «нормальный человек». Рассказ его неровен (сказывается премьерное волнение), но интересен и на протяжении часа не теряет внимания зрителей.
Да, «Хозяина кофейни» можно упрекнуть в излишней театральности. Монолог Пряжко в исполнении Кулешова сделан по всем театральным законам, которые драматург старательно и методично нарушает. И этот текст «играется», а не «говорится», хотя, по мнению большинства современных драматургов, условно относимых критиками к новой драме, их тексты должны именно «говориться». Но что это за текст! Обращаясь к этому спектаклю, нужно, прежде всего, говорить о тексте, потому что все, что происходит на сцене, происходит в его тени.
Пряжко дает зрителям время построить «теорию понимания спектакля», а потом ставит подножку и заявляет: «Наверняка если это текст читает актёр публично, кто-то сидит в зале и думает. Так. Он всё время анализирует на что это похоже. «Это постмодернизм. Конечно это не пьеса. Это Гришковец. Нет. Тут нет того эстетического сильного талантливого начала. Это всё-таки пьеса. Да. Это пьеса. Но возможно это эксперимент такой!». Пряжко избавляет зал от всякого «культурного контекста» и заставляет просто услышать то, что он говорит. Просто слышать слова, просто понимать их и не проводить никаких параллелей, если вас об этом не просит автор. Можно даже скаламбурить, что Пряжко не остановился на отмене Аристотеля и теперь отменил Ролана Барта — автор жив. И закончить финалом пьесы: «Он появился на мгновение, осветил собой пространство и свернул дискурс».

Просмотров: 4360
Архив комментариев

busy
 

Похожие материалы