ВАША НОВОСТЬ


Если Вы знаете театральную новость,
которой нет у нас, пожалуйста,
напишите нам

Кто на сайте

Сейчас 78 гостей онлайн

Проблемы и решения: найти выход! PDF Печать E-mail
Автор: Елена Шандрак   
31.03.2012 16:26

Cолнечным утром собрались за «круглым столом» белорусские да зарубежные театроведы и критики, приехавшие на Международный молодежный театральный форум «М.арт.контакт». И как принялись обсуждать, в чем же феномен молодой белорусской драматургии и что это за явление вообще такое, так и сидели два часа. И кого там только не было: и профессора, и журналисты местные, и студенты тутошние и столичные («не поленились прийти» — обрадовался куратор действа драматург Сергей Ковалев). А разговаривали они вот про что...
Для начала поступило предложение не пустословить, а (мол, «что написано пером не вырубишь топором») все разговоры записывать и к юбилейному, десятому «М.арт.контакту» издать сборник. Но это на будущее, а повестка дня: кто же он — белорусский драматург — и как его подать?
«Никогда еще, — начал Ковалев, — в белорусской драматургии и литературе не было столько, как сейчас, талантов известных не только в Беларуси, но и за рубежом: Пряжко, Рудковский, Гиргель и др. Но вот проблема: все они выступают на русском языке, нет драматургов, которые пишут на белорусском. Читок у нас много проводится, но текстов на белорусском языке нет». Таким вот своим первым высказыванием и задал Сергей Валерьевич тему всей беседе. За ним слово взяла молодежь — критик из Минска Кристина Смольская обратила внимание на трех драматургов, которые пишут на остросоциальные современные темы: Николай Рудковский («Дожить до премьеры», «Бог щекотки»), Павел Пряжко («Запертая дверь», «Злая девушка», «Жизнь удалась») и Дмитрий Богославский («Любовь людей» (которую ставить собираются в Москве и Казахстане, ага)). Все — лауреаты многочисленных премий и фестивалей. Все пишут о современности, создают «картинки из жизни». Авторы фиксируют теперешнее измененное сознание через язык. Кристина Смольская отметила, что природа конфликта-то изменилась и сейчас на сцене должно быть адекватное воплощение этого. «Воплощение современной драматургии — задача белорусского театра» — вот слоган! Покивали все головами, покивали, да и вернулись опять к вопросам билингвизма.

Попросил Сергей Ковалев назвать с десяток драматургов, пишущих «на роднай мове». Хитренький, конечно, только он их и знал. А еще знал две причины, почему так. Первая — субъективная (то есть драматург, желая прославиться, участвует в конкурсах, фестивалях, публикуется, и тут выбор языка очевиден). Вторая — объективная («Белорусский язык в нашем обществе выполняет „музейно-культурную“ функцию. Белорусский — язык исторической драмы, а не современного искусства. Ну представьте милиционеров, говорящих между собой по-белорусски со сцены. Смешно же»). А все оттого, что драматург передает то, что слышит. То есть запечатлевает действительность. Вот вам и проблема.
А теперь девятка тех, кто хоть что-то написал на белорусском (составлено Сергеем Ковалевым, записано и дополнено автором текста — Е.Ш.):
1. Паэт і літаратуразнавец, кандыдат філалагічных навук Віктар Жыбуль. П’еса — «Штангай па назе».
2. Пісьменніца, паэтэса, драматург Вольга Гапеева. П’есы — «Калекцыянер», «Кампраміс».
3. Мастак (узначальвае Дом рамёстваў аграгарадка Гарадзец) Ганна Ціханава. П’еса — «Сны аднаго дыялогу».
4. Пісьменнік, перакладчык, выдавец, сузаснавальнік і старшыня Беларускага культурна-асветніцкага цэнтру ў Познані, заснавальнік выдавецтва «Белы крумкач» Віталь Воранаў. П’есы — «Рэнетранс», «Плошча».
5. Пісьменнік, журналіст, музыкант Уладзімір Боська. П’еса — «Колы».
6. Журналіст, філолаг Зміцер Каханьскі. П’еса — «Дурань з машыны».
7. Журналіст, паэтэса Таццяна Сівец. П’еса — «Шафа».
8. Загадчык літаратурнай часткі Нацыянальнага акадэмічнага тэатра імя Янкі Купалы Ігар Скрыпка. П’еса — «Гусляр».
9. Студэнт Беларускай Дзяржаўнай Акадэміі мастацтваў (курс Рыда Таліпава) Васіль Дранько-Майсюк. П’еса — «Мара жанчыны».
И еще нюанс, отмеченный Ковалевым: «Почти все пьесы написаны под знаком абсурда. Но с точки зрения современного театра это уже история».
Потом за стол скромно подсела главный режиссер Могилевского областного драматического театра Екатерина Аверкова и рассказала о наболевшем, о том, что волнует людей нового поколения: «Сначала расскажу, что мы делаем, чтобы ситуация менялась. С 2010 года в нашем театре организован проект „Чтения“. Это совместная работа со студией „М“, где мы собираемся и устраиваем читки. Но это не сухие чтения, это заявки на спектакль. Там есть режиссерское решение и труд актеров. Лимит одной постановки — пять репетиций, после чего выносим на суд зрителей. Плюс мы всегда стараемся приглашать драматургов. Я вижу, что пьесы на русском актуальнее и сильнее, это обуславливает мой выбор. Вообще смысл драматургии — донести до зрителя/читателя мысль, чтоб отклик был. Я в магазин захожу, прошу книги современных белорусских драматургов, а мне дают Кондрата Крапиву или Алексея Дударева в лучшем случае. О чем тогда говорить? Или еще проблема: почти все театры в нашей стране репертуарные и зарабатывают деньги. Критерий выбора спектакля — „зритель хочет отдохнуть“. Например, в Могилеве из 350 000 жителей только 2 500 постоянно ходят в театр. И в ответ на „нетрадиционные“ постановки у них шок и несогласие. Но постепенно появился свой зритель, который на дискуссии после чтения говорит „спасибо, со мной поговорили“ — то есть не просто показали, а сделали что-то большее».
А вот Андрей Москвин, профессор из Варшавы и член жюри «М.арт.контакта», уверен, что язык неважен, важно чтобы имена молодых вообще прозвучали: «В Польше, например, о Беларуси вообще ничего не знают, поэтому им любые пьесы нужны и важны». Попутно он ненавязчиво рекламировал свою «Антологию белорусской драматургии», за что ему уважение и почет.
А подытожила весь долгий, но увлекательный разговор культурный обозреватель газеты «Культура» и просто веселый человек Татьяна Комонова, заявив, что «я бы их („они“ — это Пряжко и иже с ним — Е.Ш.) драматургами не назвала, они скорее литераторы. Ведь драматург видит свою пьесу на сцене, а кому у нас ставить, если в мире пять театров, которые делают постановки на белорусском, и круг людей, которые это будут смотреть, ограничен. Куда важнее языка — чтобы их вообще ставили».
Кстати о Пряжко. Пряжко, Пряжко. Пряжко. Говорят, он у нас недооценен, его, мол, в России знают, а у нас нет. Но вот на всех обсуждениях, за дверями кабинетов и даже на сцене все только о нем и говорят. И это притом, что он человек непубличный и немедийный. Ну разве ж не молодец?
Но в заключение все-таки хочется сказать. «Круглый стол» вышел проблемным, интересным, познавательным. Только после него вдруг прозвучали слова одной из участниц: «Я даже не знаю. Но говорить о современности с таким запалом, а ставить классику... по-моему, это лицемерие». А говорить об этом выйдя из-за стола, сидящие за которым должны это услышать, — что?

Просмотров: 4749
Архив комментариев
...
Автор: Dm.Bgslvsk, 01.04.2012
Мдя, а зачем такое личное отношение вкладывать в статью? Желчью брызгать все могут, а вот предложить что-то... как всегда грустно от таких обозрений.
...
Автор: мыша кошкина, 31.03.2012
А что такое студия "М"? мне вот почти в каждом чтении довелось принять участие, и я впервые о ней слышу. в чем же фокус? от нас что-то скрывают?
...
Автор: alex_strel, 31.03.2012
Надо Елене Шандрак взять у Павла Пряжко интервью. А то кто знает, куда это может зайти...

busy
 

Похожие материалы