ВАША НОВОСТЬ


Если Вы знаете театральную новость,
которой нет у нас, пожалуйста,
напишите нам

Кто на сайте

Сейчас 107 гостей онлайн

Чеhow в современном белорусском театре: миф о Чехове в нечеховской реальности PDF Печать E-mail
Блоги - Блоги
Автор: Виктория Белякова   
12.12.2011 10:12

Драматургия Чехова, написанная более века назад, представляется для современного театра мифом, с которым и пытаются взаимодействовать режиссёры, обыгрывая, разрушая или реконструируя его в сегодняшней реальности. В белорусском театральном пространстве попытки контакта современности с мифом о Чехове встречаются не так часто, тем не менее интерес к драматургии классика не угасает.

Спектакль «Драй Швестерн» («Три сестры») Алексея Лелявского в Белорусском государственном театре кукол — яркий пример театра предмета. В нем разрушается миф о лирической, овеянной светлой грустью драматургии классика. Уже на программке к спектаклю мы видим мертвых лошадей, запряженных в полуразрушенную повозку, а в серо-желтой дымке виднеется дом, от которого они так и не отъехали. Эта картина совершенно точно передает ощущение безнадёжности и пустоты мира, в котором живут три сестры А. Лелявского. Жуткий образ свалившихся лошадей на программке дисгармоничен и страшен, как и весь спектакль, пропитанный духом смерти. Смерти в прошлом и мертвячности в реальности. «Может быть, нам только кажется, что мы существуем, а на самом деле нас нет?» — эти слова Чебутыкина упрямо не выходят из головы и после окончания спектакля, а перед глазами предстает сцена, когда один из героев заводит волчок. Легкое, органичное круговое движение знакомой с детства игрушки заставляет замереть всех персонажей и заворожено следить круг за кругом за наивными, отчаянными попытками юлы сохранить в себе жизнь и не поддаться силе притяжения.


Чехов Лелявского беспощаден и холоден, не зря режиссёр дает вместо русского мягкого «Три сестры» немецкое жесткое и кричащее «Драй Швестерн». Ключевая фраза «В Москву, в Москву!» звучит глухо и безнадежно, будто угасающий крик заживо погребенных. Отчаянье наваливается во всей своей глубине, вскрывая для многих знакомое состояние пассивного бездейственного стремления к иной жизни, апатии и растерянности перед бессмысленностью существования.

Интересными видятся размышления российского журналиста Андрея Архангельского о чеховских героях и возможности представления их на современной сцене: «...Чеховские спектакли — это не про „русскую интеллигенцию“, не про „идейные искания“ — это ведь все только внешний узор, который герои Чехова плетут, чтобы чем-то занять себя, — а про самое глупое во всем живом мире существо, которое способно всерьез переживать о том, что „жизнь прошла“...

... Нынешняя интеллигенция напрасно ищет себя в этих героях: таких людей, о которых писал Чехов, уже нет... Чехов пишет про человека индивидуального, еще не включенного в движение масс. Чехову, я думаю, массовый человек был бы неинтересен, потому что в нем нет главного — самообмана, при помощи которого индивидуум поддерживает иллюзию серьезности жизни...»

Исходя из такой концепции, подобным самообманом можно назвать спектакль «Чайка», поставленный Валерием Анисенко, руководителем Республиканского театра белорусской драматургии на пленере. Максимально натуралистичные условия вдохнули свежесть в этот спектакль, следующий в своей интонации за чеховским текстом. Фоносфера «Чайки» состояла из лая собак, стрекотания сверчков в траве, шума проходящих поездов и разговоров из соседних домов. Непридуманность и непредсказуемость этих звуков усилили ощущение естественности существования не только актеров, но и зрителей, будто бы подсматривающих жизнь обитателей загородного дома.

У себя на даче В. Анисенко соорудил сцену и зрительный зал. Приехавшие на спектакль зрители будто бы попадали в гости к Сорину, которого играл сам режиссёр, и становились наблюдателями дачной жизни, описанной А. Чеховым. Действие происходило почти на всей территории. Прямо за сценой находился водоём, куда ходил рыбачить Тригорин и откуда принёс убитую чайку Треплев. По выстроенным мостикам приходили герои пьесы, а на огромных качелях раскачивалась Маша. В то время как на сцене разыгрывалась финальная драматическая сцена спектакля, на летней террасе возле дома играли в лото обитатели и гости дачи. Получилось совсем по-чеховски: люди пьют чай, разговаривают, жизнь течет своим чередом, а в это время рушатся судьбы и разбиваются сердца.

В желании запечатлеть мгновение, создать определённое ощущение, есть отражение современного мира и во многом искусства, где часто все усилия направляются именно на создание атмосферы или ассоциации. В бегущем мире сложно остановиться надолго, поэтому за короткий отрезок времени хочется словить ощущение окружающей жизни в её чистом виде. В спектакле РТБД па первое место вышла атмосфера действия, созданное еле уловимое притяжение живого искусства. Спектакль получился таковым, благодаря окружающей среде. В результате перенесения его с природных условий на сцену театра постановка во многом утратила ощущение неповторимости и сиюминутности действия. «Чайка» В. Анисенко была интересна более как театральный проект. В миф о Чехове попытались поиграть всерьез, он ожил, почувствовав свет извне, заиграл красками и потух, не найдя подпитки внутри. Ещё раз подтвердив теорию о том, что всерьез играть Чехова — безнадежно, так же как и стараться отождествить в знаке равенства мир конца XIX века с сегодняшним.

Театральный проект mix «Чеhow XXI», организованный Центром белорусской драматургии и режиссуры и Белорусской государственной академией искусств, был попыткой рассказать о том, как сегодня миф о Чехове видится и реализуется молодым поколением режиссёров и драматургов. Программа включала в себя спектакль-читку по пьесе «Безотцовщина», трагикомическое прочтение или комитрагическое пропение оперы «Юбилея», кукольную и драматическую постановку по водевилям драматурга, а также творческую лабораторию под условным названием «Мы и Чехов», где молодые белорусские драматурги представили свои тексты-впечатления. Ответ на вопрос «Как же сегодня может быть представлен Чехов?» у каждого оказался свой.

«Трагик поневоле» режиссером Романом Дервоедом был решен через прием театр в театре. Два актёра репетируют «шутку в одном действии», разговаривают, отвлекаются, ссорятся, выясняют отношения, чеховский текст, при этом, остается в стороне, он оказывается лишь поводом, чтобы рассказать простую историю двух друзей, влюбленных в одну девушку. В отрывках из «Безотцовщины» Екатерины Аверковой, кроме по-чеховски психологически-атмосферного, была попытка игры с текстом и несогласия персонажей-актеров с персонажами-героями пьесы. Не слишком серьезное, порой ироничное отношение к мифу оживило этот материал, создав адекватный современному миру и в то же время чеховский эскиз к будущему спектаклю. В постановки «Юбилей», созданной на основе оперы Сергея Кортеса, сохранилась чеховская остросатиричность помноженная режиссёром Анной Моторной на гротесковость. Действие разворачивалось как на сцене, так и на экране. Минифильм, снятый специально для спектакля в традиции черно-белого кино, сопровождал монологи Татьяны Алексеевны Шипученой, наглядно иллюстрирую, что же происходило в вагоне поезда и на вечере у Бережницких.

В целом, сам проект «Чеhow XXI» получился неровным, в силу разноуровневости представленных спектаклей и читок, которые готовились как профессионалами, так и начинающими режиссёрами и драматургами. Тем не менее, в своих двух главных идеях: попытки осмыслить Чехова и возможности проявиться молодому поколению — чеховский mix оказался любопытным событием в театральной жизни Минска.

Приведенные мною примеры, не единственные, но самые яркие на сегодняшний момент в Беларуси попытки контакта с мифом о Чехове. Для многих его драматургия остается лирически-драматической, кто-то смотрит на неё с позиции современного мира, пытаясь уйти от ощущения жалости к потерянным в своем мире чеховским персонажам, бросая жесткие упреки их милому бездействию. Последовательные попытки обнаружить Чехова в «новых» и «старых» театральных формах, показывают неисчерпаемость его драматургии и обнаруживают её по-прежнему неугасаемую актуальность.

Просмотров: 20009
Архив комментариев

busy
 

Похожие материалы