Про «Самотны захад» Печать
Блоги - Авторский блог
Автор: alex_strel   
09.02.2011 17:43

20 и 24 января прошла запланированная премьера Театра имени Я. Купалы «Самотны захад» по пьесе известного драматурга Мартина МакДонаха. Я подготовил для Белгазеты репортаж на эту тему. Материал про изгнанный ремонтом из своего здания театр в номер не пошел, вывешиваю его здесь.
В ПОИСКАХ КУПАЛОВСКОГО
По дороге на премьеру «Сиротливый запад» силой заставил себя не выйти на  станции метро «Купаловская» — Купаловский театр теперь где угодно, только не там. У входа в большой зал КЗ «Минск» большая толпа. Кто-то предлагает билетики на премьеру. В голове происходит нестыковка — премьера купаловцев должна происходить на малой сцене, большую сцену даже очень модным МакДонахом в Минске не заполнишь. Из дверей «Казы» в поисках кого-то вылетает режиссер Валентина Еренькова — все встает на свои места. На большой сцене идет ее спектакль «Ladie’s night», в котором известнейшие и красивейшие артисты изображают женский стриптиз. Пробираюсь сквозь толпу.
Купаловский театр тоже не там.

 

В малый зал собралось гораздо меньше людей. Хоть это уже второй премьерный показ.
При этом много «своих» — актеров из других театров, друзей. На нужном этаже подхожу к администратору, выясняю, что на мою фамилию пригласительного не оставляли, хотя предварительная договоренность с литчастью была (девушка Диана работает там относительно недавно, мы с ней списались через facebook). «Но есть третье место на четвертом ряду,» — успокаивают меня.
НА ПТИЧЬИХ ПРАВАХ
Я подхожу к входу в зал. Жду кого-нибудь из знакомых, для театральных людей премьера в театре — повод для встречи прежде всего. Однако, видимо, я наказан за то, что не пошел на первый показ. Знакомая только по аватарке девушка подходит, говорит: «Здравствуйте, Алексей! Я — Диана, пройдемте в зал». «Вот и познакомились, — радуюсь я. — Мне уже даже выделили место. Третье в четвертом ряду». «Ну это же сбоку... Я думаю, что вы найдете место в центре,» — Диана подводит меня к «козырному» седьмому ряду.
Видно, что купаловские службы еще не привыкли к малой сцене «Казы». Она меньше их большого зала, но много больше привычной малой сцены. В зале еще есть свободные места, но вот ко мне пробирается девушка, у которой на строгом лице написано, что она «работает». Она предупреждает, что если на эти места придут с пригласительными, то нам придется уступить. Сразу соглашаюсь, держа в уме «свое» место. «Выгляди мы посолидней, к нам бы не подошли,» — цедит девушка справа, она на этих местах на таких же «птичьих правах».
Вдруг наконец вижу знакомых, на ряд выше режиссеров Таню Артимович и Лёшу Шавлова. Лёша учится в Москве у известного педагога-режиссера Сергея Женовача,
многократного обладателя российской «Золотой маски». Пересаживаюсь к ним поближе.
ССОРЫ ИЗ ИЗБЫ
Это третий спектакль по пьесе практически культового ирландского драматурга Мартина МакДонаха в Беларуси. И вторая постановка ирландской драматургии в Купаловском. Но именно в пьесе «Самотны захад» менее всего видятся какие-то параллели с Беларусью, в то время как в «Королеве красоты» и «Translations» постоянно идет сравнение ирландцев с англичанами, которое удачно транслируется на нашу социокультурную ситуацию. Центральные герои спектакля Коулмен и Вэлин живут, не принимая ничего близко к сердцу, ни свои бесконечные ссоры из-за денег и фигурок святых, ни смерть собственного отца (которого, кстати говоря, сами и убили). То, как этих героев играют Михаил Зуй и Сергей Руденя, напоминает клоунаду или фрик-шоу. Что еще более подчеркивается назойливым задником с логотипами известных брендов. Это смешно, но не видно видимых причин этой неприязни между братьями кроме того, что эти самые бренды «промыли» им мозги. Ссора существует будто бы только для того, чтобы двигать вперед сюжет. Наблюдаю впереди реакцию главного режиссера театра Николая Пинигина, он давится со смеху, ему спектакль, похоже, нравится. Зал смеется охотно и много. Валентин Пепеляев, рецензент Главной Газеты Страны пишет, что спектакль появился «не без вмешательства» Пинигина. Но в статье написано много других глупостей, стоит ли принимать всерьез эту?
Усовестить братьев пытается отец Уэлш, его играет Роман Подоляко. Он местный священник, у него кризис веры. Два убийства и одно самоубийство (пожалуй, только
статистика самоубийств сближает эту пьесу с белорусскими реалиями). Подоляко монотонно, но проникновенно зачитывает в зал монолог-письмо братьям, написанное
Уэлшом перед отъездом куда-то, в котором говорит о том, что готов душу заложить, лишь бы они помирились. Письмо это приносит братьям девушка Гёлин (Виктория Чавлытко), влюбленная в Уэлша, она же им рассказывает, что тот не уехал, а покончил с собой. Эта лирическая, трагедийная линия выпадает из забавного лада спектакля. Братья пытаются помириться, ничего из этого не выходит, один выбегает за другим, разве что без ружья, которое толком так и не выстрелило в этом спектакле.
ПОСЛЕ СПЕКТАКЛЯ
На выходе критик Людмила Громыка говорит мне: «Вот не посмотрел ты „Сиротливый запад“ Федотова, наверное, теперь жалеешь...» Спектакли Григория Федотова из Перми по пьесам МакДонаха считаются образцовыми, их привозили на фестивали в Могилев и Брест. А я вместо них ходил на какие-то белорусские спектакли.
Я говорю ребятам не торопиться, внизу всегда большая очередь. Мы останавливаемся у кофейного автомата («Осторожно, — предупреждаем мы Лёшу, — он не дает сдачи!»). Я предлагаю спустится к актерам, сказать им премьерные слова, но поддержки моя идея не находит. Я все же спускаюсь в тесную, неуютную гримерку. Павел Харланчук говорит мне о том, что для него этот спектакль стал профессиональным экзаменом. Я пытаюсь вспомнить, сколько не было у Харланчука режиссерской практики — очень давно. Роман Подоляко просит его о характерной роли в следующем спектакле.
Я спускаюсь вниз и вижу, что ребята только-только забрали свои вещи в гардеробе. Лёша предлагает обсудить спектакль. Мы долго разговариваем, пока не разъезжаемся в метро и только тогда я соображаю, что его мнения так и не выпытал. Только уже в интернете нахожу, что спектакль очень понравился критику Вячеславу Ракицкому.
За несколько дней до этого на лекции по театральному менеджменту профессор ГИТИСа Геннадий Дадамян говорит о том, что критики должны уметь оценивать спектакли с точки зрения их коммерческой перспективы. Эти слова помогают мне понять роль и место спектакля «Самотны захад» в репертуаре Купаловского театра. Вряд ли это удачная постановка МакДонаха, совсем не лучшая работа режиссера Харланчука, но это удачная коммерческая постановка. Для бездомной, осиротевшей труппы это, наверное, сейчас куда важнее.