ВАША НОВОСТЬ


Если Вы знаете театральную новость,
которой нет у нас, пожалуйста,
напишите нам

Кто на сайте

Сейчас 130 гостей онлайн

Кого хоронит доктор Дорн? PDF Печать E-mail
Автор: Вероника Молокова   
22.11.2011 15:04

V Международный форум театрального искусства «Панорама» открыл спектаклем «Чайка» А. П. Чехова санкт-петербургский театр-фестиваль «Балтийский дом».
Режиссер Йонас Вайткус собрал в постановке интересный состав: знаменитых литовских актеров Регимантаса Адомайтиса (Дорн), Юозаса Будрайтиса (Сорин) и Владаса Багдонаса (Тригорин); звезд театра-фестиваля «Балтийский дом» Наталью Индейкину (Аркадина), Романа Громадского (Шамраев), Регину Лялейките (Полина Андреевна); молодого актера Антона Багрова (Треплев) и студентку Академии театрального искусства Дарию Михайлову (Заречная). Что получилось в итоге, удалось увидеть и белорусским зрителям.

Вместо занавеса — чуть над сценой черно-белое полотно с человеческими силуэтами, через мгновение к ним добавляются «живые» ноги. И вскоре перед зрителями появляются актеры, одетые в черно-белые костюмы… Мотив этой двойственности героев проходит через всю пьесу. Аркадина является то пафосной актрисой, разыгрывающей театральные сцены перед домашними, то искренней любящей матерью. Тригорин — то пользующимся положением в обществе беллетристом, то угнетенным фальшивостью своих произведений писателем. Наивный и искренний Треплев во втором акте становится популярным автором и ходит в таком же костюме, что и Тригорин. Восторженная и полная надежд Нина превращается в обезумевшую и потерявшую смысл существования девушку. Каждый из них рано или поздно начинает хоронить свою жизнь. Тогда на сцене и появляется доктор Дорн, якобы в молодости, — в кричащем пальто, серебристом цилиндре и красных очках. Циничный наблюдатель, жуткая улыбка которого не предвещает ничего хорошего.
«Чайка» Вайткуса — головоломка, которую зритель вынужден постоянно разгадывать. Декорации будто разбиты действием на кусочки, вызывающие у зрителя различные ассоциации, которые складываются потом в огромный паззл. Лошадиная голова на колонне и постоянная просьба подать лошадей. Камни и скалы, отделяющие героев друг от друга. Красные глаза дьявола из пьесы, которые смотрят на зрителей даже из пуговиц молодого Дорна. Чучело чайки, накрытое черной тканью, напоминает приговоренного к смерти человека, а когда с него срывают ткань — оказывается женским манекеном.
Впечатляет пьеса, которую представляет гостям Треплев, похожая на сюрреалистический сон… И хочется, чтобы он был бесконечным.
Свой небольшой спектакль разыгрывают на сцене и слуги, напоминающие артистов эксцентричного жанра — горничная с азиатской внешностью, работник Яков, похожий на грузина и одетый в фартук и трусы, повар, на котором костюм без рукавов и с дыркой на животе.
Многие мизансцены спектакля построены на параллельном действии. Тригорин откровенничает с Ниной, но его монолог уходит на второй план — на сцене появляется девушка-чайка. Зритель не успевает следить одновременно за комкающим рукопись Треплевым, гримасничающим молодым Дорном, дремлющим Сориным и играющей в лото компанией Аркадиной. Символичен финал постановки: Нина вместе с девушкой-птицей тащат белый гроб, а вокруг в лучах фиолетового света и под крики чаек падают скомканные листы, которые с безумным хохотом подбрасывает молодой Дорн…
Экспериментальный состав,  собранный Вайткусом, очень органично вписался в режиссерскую конструкцию спектакля, оставив зрителей в недоумении, удивлении, восхищении и негодовании.

Просмотров: 4386
Архив комментариев

busy
 

Похожие материалы