ВАША НОВОСТЬ


Если Вы знаете театральную новость,
которой нет у нас, пожалуйста,
напишите нам

Кто на сайте

Сейчас 97 гостей онлайн

«Парикмахерша»: любовь зла PDF Печать E-mail
Автор: Татьяна Швед   
24.11.2011 00:34

Сцена из спектакля «Парикмахерша» Дебреценского театра им. Михая Чоконаи (Венгрия)Считается, что эндорфины, гормоны счастья, способны уменьшать боль. А если нет? А если от них боль только усиливается? Тогда мир переворачивается с ног на голову, и ты вместе с ним летишь вверх тормашками, смеясь, когда впору бы заорать от разъедающего чувства вселенской несправедливости, заплакать от обиды или погрузиться в целлофановый пакет безразличия и тихо-мирно себе выращивать арбузы. Именно такие чувства берут приступом зрителя на спектакле «Парикмахерша» Дебреценского театра им. Михая Чоконаи из Венгрии режиссера Виктора Рыжакова (Россия). Потому что общество не совершенно, и люди не имеют права об этом забывать.
Режиссер решил не бросаться сразу с места в карьер и не выливать на нас нечистоты неприглядной действительности, а начал действие с появления обычной такой бабы с тряпкой в руках и трёх её поклонников — ни то пожарных, ни то заключенных, танцующих к месту задуманный «импровизированный» стриптиз.

Она — самая заурядная женщина, не Кармен, но и не синий чулок, провинциальная парикмахерша. И это «ша» здесь не случайно, а чтобы подчеркнуть забитость героини — социальную, личностностную, бытовую. Поклонники — мужчины, с которыми её связывало только одно: мечта о любви.
Когда жизнь беспросветно однообразна и скучна, когда «из дома всегда выходишь ровно в восемь, тщательно закрываешь двери: первую — деревянную, потом вторую — стальную», начинаешь придумывать себе сказочку с «высоким, сильным и ревнивым» голубоглазым принцем, что и сделала главная героиня спектакля Ирина. Только вот идеальные принцы, успешно выдуманные и законсервированные в сознании, на деле часто оказываются жалкими, корыстными червями, готовыми облить бензином и поджечь даже самую преданную и искреннюю любовь.
Как, как, скажите на милость, женщина может быть такой наивной, такой простецки доверчивой? Это бегство. От провинциальной реальности, от разочарований, от своих страхов. Но все хорошо бывает только в романтических фильмах, кадры из которых так удачно были показаны во время спектакля. Всё заканчивается «хэппи-эндом», когда финансовый магнат влюбляется в проститутку, Ретт и Скарлетт уносятся на крыльях ветра в «Любовь», Белоснежка оживает от поцелуя Принца, и даже Шрек находит свою Фиону и обретает счастье.
Но обычно события развиваются намного тривиальней: с одной стороны пьяница-художник Николай с топором, который не прочь помочиться на свою жену, с другой — Женька-уголовник, который не прочь её же убить за 60 тысяч зелёных бумажек. Вот вам настоящая «романтика»... Да, а между ними тихий, застенчивый, любящий Виктор-пожарник, с его серенадами-дискотеками-чаепитиями. Только вот он и в подмётки не годиться Терминатору-Женечке, эффектно спускающемуся в тёмных очках из окна. Куда уж ему, простому и положительному, настоящему и скучному, тягаться с «идеалом». А всё почему? Да, потому, что слащаво-популярная культура, с её искусственной, придуманной любовью; шаблонными фразочками типа «Сожги это письмо, я не хочу, чтобы о нашей любви знали посторонние...»; портретами Скарлетт Йоханнсон, удачно вставленной в некоторых мизансценах песней популярной певицы Грейс Джонс I’ve Seen That Face Before (Libertango) и прочей мишурой, обезличивает человека, убивает его способность мыслить, заставляя прятаться за красивыми словами.
Каркас спектакля — игра актёров, их выразительная, динамичная, контрастно-реалистичная манере общения со зрителем. Рыжаков очень точно расставил акценты. Не зря первого и последнего мужчину в жизни Ирины играет один и то же актёр — Жолт Трилл,— это в очередной раз указывает на однотипность, обречённость женских судеб. Новые элементы сценографии, которые постоянно появляются на сцене в дополнение к высокому, обклеенному газетами заднику-экрану: велосипед, лестница, антенна, афиша, окна, арбуз (мечта, которую безжалостно разрезали и съели) — незаметно выполняют свои функции и как будто исчезают. Ирина каждый раз оставляет на газетной стене отпечатки своих неудавшихся романов — вещи, которые больше ничего не значат, которые могут годами пылиться в шкафу памяти. Ибо героиня Нелли Сюч утопически ждёт и верит в новое, чистое и светлое будущее и, как любая женщина, хочет детей, семью, а главное — хочет уехать в Москву, вырваться из провинциального болота, любить и быть любимой. Потому и находит оправдание всему, даже убийству: «Жека — замечательный человек. Да, он сейчас в тюрьме, да, он избил свою жену, и она умерла. Но он не виноват...». Её наивность и всепрощение безграничны. И если вначале реплики актёров вызывают смех, то с каждой новой подробностью историй любви Ирины и издевательств над ней в горле застревает комок жалости, протеста и чего-то ещё, очень похожего на ненависть к общественным устоям, где может происходить подобное...

Просмотров: 4300
Архив комментариев

busy