ВАША НОВОСТЬ


Если Вы знаете театральную новость,
которой нет у нас, пожалуйста,
напишите нам

Кто на сайте

Сейчас 88 гостей онлайн

Звуки МУ PDF Печать E-mail
Автор: Елена Мальчевская   
11.10.2011 00:53

Сцена из спектакля «Звук тишины» (Новый Рижский театр, Латвия)И вот когда мужчина в сером костюме лежит, утопив голову в оцинкованной ванне, в тот самый момент на тебя что-то снисходит, и ты слышишь его — ЗВУК ТИШИНЫ... И какая бы музыка не лилась, ты больше никогда не услышишь, того, что слышала раньше.
Спектакль Алвиса Херманиса «Звук тишины» (Новый рижский театр, Латвия) — повествование о рижском комьюнити 60-х годов: молодые счастливые люди, которые живут, любят и слушают музыку. Вот, пожалуй, и все, что можно сказать о его сюжетной основе. Потому что, углубившись в детали, рискуешь скатиться до фактического описания образов, вроде «беременные женщины стоят и выдувают мыльные пузыри, а мужчины сидят и опускают наушники в трехлитровые банки».

На сцене — квартира из пяти комнат (зритель видит их все одновременно, как одну большую, перегородки между ними существуют только в воображении героев). В этой декорации с эффектом старения — оборванные обои и осыпавшаяся штукатурка — Херманис попытался зафиксировать свое ощущении 60-х. Юность и любовь.
Как импрессионист, который хочет запечатлеть изменчивость, переход из мгновения в мгновение, момент, режиссер на три часа останавливает время и мазками актерской пластики и разнообразных метафор пишет для нас картину «Пик молодости. Движение 60-х». Баббеты, клёши, запрещенные радиоволны, яркие платья и костюмы, книги, «бутылочка», поцелуи, потеря невинности, свадьба, рождение ребенка. И все это — неосязаемо, эфирно, без слов, в самых простых движениях.
Мимолетные впечатления, собранные в одну историю, которая обнаруживает в тебе воспоминания на генетическом уровне. Ты заливаешься смехом от того, что тебе откуда-то знакома ситуация, когда, собираясь на танцы, девушка выпрямляет волосы обыкновенным утюгом. Когда тренируют поцелуи на ладонях и стеклянных банках. Ты откуда-то знаешь это, хотя ничего подобного с тобой никогда не происходило.
Режиссер выводит из метафор точную формулу, по которой зрителю легко вычислить в себе и воспоминание, и чувство. По Лейбницу: «Музыка есть таинственная арифметика души; она вычисляет, сама того не сознавая». Музыка — это главная метафора спектакля. Она звучит ото всюду — из динамиков, из книг, из банки с водой. Появляется в образе Прекрасной Дамы и уводит всех за собой. Она звучит в твоей голове. И музыка есть все: молодость, любовь, сон, счастье. Все о чем ты хочешь вспомнить, можно выразить через музыку, и это будет правдивее всего.
Медленно, за три часа юности и любви Херманис подводит нас к высшей точке, пику своего впечатления о мифических шестидесятых. Он взахлеб рассказывает о них посредством пластического действия. И вот в конце на сцене появляются четыре мужчины, которые хотят услышать музыку, хотят почувствовать, то, что они умели чувствовать раньше, когда носили баки и цветные рубашки. Это чувство иногда проноситься мимо нас, уже совершенно других, мимолетно. И чтобы подчеркнуть эту мимолетность, Херманис проводит метафорическую параллель — ощутить то, что ощущал в юности, можно на такое же короткое мгновении, как и задержать дыхание под водой.
Мужчина, окунув голову, в оцинкованную ванну, замирает. Замирает навсегда, чтобы даже самый обнадеженный зритель понял, что так надолго дыхание не задерживают. И в этот момент — на тебя снисходит. Ты стоишь на пике. На границе, до которой было все, а после которой — тишина. Какая бы музыка не звучала.

Просмотров: 3696
Архив комментариев

busy
 

Похожие материалы